ВЗГЛЯД ВОЛКА » Солдат

eugen3

«Нет, послушайте, господа, знаете ли, как мне  представляется  этот темный безвестный Туркестанского  батальона солдат? Да  ведь это, так сказать, — эмблема России,  всей России, всей нашей  народной России, подлинный образ ее,  вот той самой Россия, в  которой циники и премудрые наши  отрицают теперь великий дух и  всякую возможность  подъема и проявления великой мысли и  великого чувства.»

Ф.М.Достоевский.

ИХ ПЫТАЛИ СТО ДНЕЙ

 

В армию Женю Родионова призвали в 1995 году. «Косить» не стал, посчитав это недостойным. Наоборот, гордился тем, что наденет военную форму. Попал в Погранвойска: сначала учебка под Калининградом, затем застава на границе Ингушетии и Чечни.

В тот день на посту их было четверо: Андрей Трусов, Игорь Яковлев, Александр Железнов и он, Родионов. Не нюхавшие пороху «салаги» из учебки. Их импровизированный КПП язык назвать блокпостом не поворачивался. В этой будке едва можно было спрятаться от дождя и снега, не то что от пули. Даже шлагбаума не поставили. Голое поле, дорога и триста метров до их лагеря…

Старенькая «Скорая помощь» показалась им подозрительной еще издалека: кралась с чеченской территории, словно вор. Решили — нужно остановить. Авто было под завязку набито оружием, его лично вез в Ингушетию бригадный генерал Руслан Хайхороев. Схватка была короткой: десяток дюжих боевиков против вчерашних мальчишек. Их просто забили прикладами, скрутили и увезли в Чечню. Они звали на подмогу — куда там. В части в это время шел «гудеж» — праздновали День святого Валентина. Спохватились «влюбленные» военачальники лишь через несколько часов, но шума решили не поднимать. Понимали, видимо, что сами виноваты.

Через три дня родители ребят получили телеграммы: «Ваш сын покинул часть…» Всех четверых командование обвинило в дезертирстве. В Нальчике на них завели уголовное дело. А чтобы добить, видимо, окончательно, еще и заявились в дома солдат с обысками. Уходя, стражи порядка предупредили мать Родионова: «Как появится сын, сразу веди к нам, нечего беглецов укрывать». Любовь Васильевна, конечно, поплакала, но в предательство сына не поверила. Засобиралась в Чечню: искать Женю. А ребят все это время пытали — сто дней.

ПРИМЕШЬ ИСЛАМ-БУДЕШЬ ЖИТЬ!

 

Вальяжный полковник из комиссии по розыску военнопленных заявит Родионовой: «Найди себе боевика, стань его любовницей, и он быстро поможет найти сына, а за так кто будет искать?» Ее чеченский марафон длился девять месяцев. Как осталась жива, ведомо, наверное, одному Богу. Жила то у федералов, то у «чехов». Охранной грамотой у чеченцев служила снятая на «Полароид» фотография Родионовой рядом с Хаттабом — жила некоторое время в лагере главного «казначея» боевиков. Тот вообще-то не любил сниматься рядом с женщинами, но для Родионовой сделал исключение.

Она опоздала. Женьку убили 23 мая — в день его 19-летия. Убили жутко, по-варварски. Боевик отрезал ему голову: только в таком случае, по дикому поверью, враг не явится потом за тобой. Остальных просто расстреляли. Родионов мог спастись. Хайхороев не раз намекал ему: «Хочешь жить, прими «истинную веру», стань защитником «свободной Ичкерии». Некоторые ломались. Женька снять крест отказался: когда-то он собственноручно отлил его и никогда не расставался с ним. Трупы сбросили в воронку от авиабомбы и засыпали землей на скорую руку.

Даже за мертвого Женьку и его ребят Хайхороев потребовал денег — 4 тысячи долларов. Женщине пришлось заложить свою квартиру в Курилове. Посредник вывел ее на место и сказал: «Ищи». Это была огромная поляна: сто на сто метров. Копали ночью. На захоронение наткнулись уже ближе к утру. Среди костей был блестящий в свете фонарика крест с маленькими пятнами крови. Женькин крестик.


Отец Евгения Родионова умер через четыре дня после похорон сына: не выдержало сердце. Любовь Васильевна выкупила квартиру, поставила крест на могиле сына: мир оказался не без добрых людей. Посмертно рядового Родионова наградили орденом Мужества. На его могиле теперь почти все время горит лампадка, и сюда идут и идут люди. Приезжают специально из самых удаленных уголков России, из других стран поклониться русскому солдату, не предавшему ни родины, ни веры. Некоторые чеченские ветераны в знак уважения оставляют у могилы свои медали. Люди, попавшие в беду, пишут записки, прося его о заступничестве.

Легенда о нем дошла даже до Югославии: сербские солдаты и русские добровольцы просили заступничества у святого Евгения под натовскими бомбежками. Появились Женины иконы, правда, пока неофициальные. На всех он — с нимбом над головой, как традиционный святой. Через три года на том самом месте, где были захвачены в плен наши солдаты, ингушские милиционеры застрелили младшего брата Хайхороева, а скоро нашел свою смерть и сам Руслан. Его убили свои же.

***
Нательный крестик Евгения Родионова передан матерью в храм святителя Николая в Пыжах и хранится в Алтаре. А на кресте, установленном над могилой, — надпись:

«Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года»

Сюда идут, и идут люди.

любвас

Я от всей Души благодарю людей, которые помогают мне в моем деле!

Всех тех, кому не чужды беды солдат, потерявших здоровье на службе Отечеству…

 

Думаю, что многие из Вас даже не представляют сколько рядом с нами живет молодых ребят, мужчин, искачеченных войной… подчас брошенных и никому не нужных. Они нуждаются в нашей с Вами посильной помощи.

 

Те, кому не безразличны эти Судбьбы, могут связаться со мной посредством этой страницы или адресу: wolfnomads@mail.ru

 

Здоровья Вам всем, Терпения и Веры!

 



2 комментария

Оставить мнение

You must be logged in to post a comment.