ВЗГЛЯД ВОЛКА » Мотоклуб новой формации

russia-nw-flag

«Ночные Волки» — мотоклуб новой формации

Последние несколько лет байкерское сообщество в России (и не только) наблюдает, как первый отечественный мотоклуб «Ночные Волки» ведет себя «не так», как «положено» «истинным» байкерам. Раньше это было не так заметно и выражалось, пожалуй, только в датах, к которым было приурочено Байк-Шоу, в определенном сотрудничестве с официальными властями городов, где проводились мероприятия. Также «Ночные Волки» занимались благотворительностью, что вызывало непонятные обвинения в пиаре, причем у лиц, в благотворительности как-то не замеченных. Мэры и высокие городские чиновники на сцене байкерского праздника, суперзвезды и легенды отечественного рока, организация с размахом, собственный театр массовых зрелищ, милиция на охране мероприятий – все это давало повод говорить глупости, что «Ночные Волки» уж слишком сближается с властями, хотя при мероприятиях городского масштаба, а уж тем более международного подобное организационное сотрудничество вполне естественно. Но самый пик недовольства критиков пришелся на период с 2009 года, когда сначала Патриарх благословил «Ночных Волков» на проведение праздника в Севастополе, а В. Путин вручил Хирургу российский флаг. Еще больше страсти накалились, когда В. Путин проехал в голове байкерской колонны в том же Севастополе на Байк-Шоу 2010 года, а затем выступил еще и со сцены. Выглядело все это достаточно неформально и по-свойски, кроме того премьер дал несколько интервью, где в том числе отметил «Ночных Волков» как правильных и крутых парней. Начались столь же громкие, сколь и бездоказательные обвинения, быстро переродившиеся в мемы и мифы. Среди них: «Ночные Волки» продались Путину и «Единой России», что у них уже партбилеты в кармане, что Хирург будет баллотироваться в Думу, а байкеры готовятся как поддерживающий его электорат.
Уже почти десять лет существующий в Москве Байк-Центр, неизменно доставляющий эмоций всем посетителям, достаточно непростая публика в нем – это всегда прибавляло новых слухов, что среди этой публики публичные люди и даже политики – не просто так.
Помощь инвалидам и ветеранам войн, детям-сиротам, проведение уникальных по постановке и организации детских елок – все это не вязалось в глазах критиков с брутальным образом крутого грубого парня на мотоцикле.
Вышитые православные кресты на одежде, изменение в «цветах» латиницы на кириллицу, заявление о Православном вероисповедании членов Клуба, другое заявление – что «Ночные Волки» теперь Русские Мотоциклисты – породило новые обвинения в отходе от «байкерских традиций», от «1%»… Что вообще «Ночные Волки» больше и не байкеры вовсе, а именно мотоциклисты.
«Русские мотоциклисты» – по мнению этих загадочных ревнителей «истинно байкерских ценностей» и даже «байкерской традиции» – звучит как-то… некруто, не по-байкерски.
«Ночные Волки» – мои друзья. Но я написал эту статью не из желания их защитить, потому что они не нуждаются в защите и сами в состоянии это сделать. Это и не жест «встать плечом к плечу» или «примазаться». Во-первых, это звучит пафосно и глупо, а во-вторых, я с друзьями определился давно, гораздо раньше 2009 года. И пишу о том, что видел или слышал от живых людей. Повторять же слухи и пересказы анонимов не считаю правильным, тем более не подтвержденные.
Просто захотелось разобраться, хотя бы на уровне личного мнения. Знаю я сей клуб давно, на Байк-Шоу тоже езжу давно, вижу все это достаточно близко. Так давайте рассмотрим, с чего все начиналось, что такое т.н. «байкерская традиция» и зачем «Ночные Волки» стали такими, какими являются сейчас. Почему они просто не несутся толпой на мотоциклах, пугая обывателя на обочине и почему им не наплевать на тех, кому они несут добро в этот самый момент, пока ты, читатель, попиваешь пивко и читаешь эту писанину.

Необходимый авторский комментарий.

Особое предупреждение 1. Слово «outlaw», встречающееся в тексте, является общим нарицательным термином, обозначающим классического байкера «1%», как члена любого «1%» клуба, так и одиночку. Это слово не обозначает байкера какого-либо конкретного клуба, включая одноименный.
Особое предупреждение 2. Понятно, что приведенная трактовка известной информации может не соответствовать чьи-то убеждениям. Я считаю так: каждый пишет о том, что знает сам, что слышал сам, что видел сам. О чем-то напишу я, о чем-то могут написать и оппоненты. Но по большому счету, если я пишу о том, что считаю неким мифом, ниже описано, почему я так считаю. Степень доверия к открытой информации — согласно источнику и происхождению. Если использую факты, изложенные очевидцами, то как правило этих очевидцев знаю лично. И стараюсь не писать о том, чего не видел, даже если об этом «много говорят». Если кто-то не нашел в статье того, что искал – скорее всего, это не входило в цели написания материала. Я пишу о «Ночных Волках», о таких, какими знаю их сам и сужу о них, в том числе, по отношению ко мне. Любое другое мнение может быть сколько угодно отличным от моего. Собственно, верить тоже не прошу.
Особое предупреждение 3. Целью освещения каких-либо событий и тех специфических догматов, которые рассматриваются ниже есть не литье воды на чью-либо мельницу и уж тем более не очернение или унижение кого-либо. Именно байкеров, их настоящей внутренней мемберской клубной жизни, о которой знают только они сами, я не касаюсь вообще, неважно, называют ли они себя МС, 1%, мотоциклистами или как-то еще. Они сами решают свои предметные дела и это их выбор, не мне их судить, тем более без фактов. А вот открытая информация и мифы, ей порожденные — это доступно всем и многое принимается на веру. А у меня есть сомнения. И мнение тоже. Оно не обязано совпадать ни с одним другим.
Принято считать, что байкер – человек крайне независимый и не особо лояльный к обществу, живущий в некоем своем социуме таких же, как он и равных ему. По большому счету в российских реалиях это романтическое заблуждение, берущее свое начало в ряде мифов, большей частью имеющих попросту вымышленное происхождение и принятых из недостоверных источников. Среди тех, кого в России называют байкерами, большинство – законопослушные люди, живущие в обществе, в мире друг с другом, не имеющие ничего общего со стереотипным образом беспредельщика.
Здесь следует уточнить кое-что. Конечно, некая романтическая убежденность заставляет тех, кто «в теме» думать, что они – не как все. С этим глупо спорить, потому что так оно и есть. Байкеры – определенный неформальный социум, имеющий свою собственную культуру, ранги, взаимоотношения, дружественные и антагонистические образования. Но в реалиях российской действительности достаточно тяжело говорить о состоянии, противоположном законопослушности, потому что это автоматически означает преступность. Ссылки на менталитет здесь некорректны, скорее это мифологизация и со стороны самих байкеров и стереотипы со стороны правоохранителей. Есть, правда, смягчающее обстоятельство. В большинстве своем т.н. «байкерская традиция» в открытых источниках – набор стереотипов, основанный на мифе, пусть даже тешащем самолюбие, даже в нынешних российских реалиях. События же, породившие миф, происходили совсем с другими людьми. Другими во всех смыслах. И далеко отсюда, как в пространстве, так и во времени.

Часть первая: миф.

Классический образ байкера ведет свое начало от понятий «outlaw» (отверженный) и «1%». Собственно говоря, все началось в 1947 году, когда после беспорядков на ралли в Холлистере (США, Калифорния), со стороны тогдашнего руководства АМА (Американская мотоциклетная ассоциация), якобы, последовал комментарий, широко распространенный прессой. В данном заявлении было сказано, что 99% мотоциклистов – законопослушные люди и только 1% – преступники, отверженные обществом и нарушающие закон. В дальнейшем именно «1%» стал символом такой «отверженности» и одновременно декларацией протеста и неподчинения ханжеским законам общества, которое повсеместно ущемляло и притесняло американских «неформальных» байкеров, как заведомо криминальные элементы. В 60-е процесс дошел до «горячей» фазы, когда вооруженные полицейские буквально не пускали в города проезжавшие байкерские колонны, арестовывали байкеров по различным поводам, в том числе заведомо подложным, а «отверженные» тоже не оставались в долгу и разнесли пару мелких городков. Пресса в ту пору откровенно демонизировала «отверженных», обвиняя их во всех смертных грехах, от сатанизма, до наркоторговли и убийств. В целом же рычаги прессинга уходили аж на уровень Госдепа, против байкеров были журналисты, судьи и уж тем более благопорядочные работодатели. Поэтому совсем не удивительным было бы выдавливанием «однопроцентщиков» в криминал, что им и так приписывалось. Впрочем здесь как раз уже начинается явное наложение мифов друг на друга и их сочетаний на реальность.
Во-первых, пресса, взяв курс на демонизацию байкеров, вовсе не отказалась от данного образа «отверженных». Даже пресловутый Хантер Томпсон написал своих «Ангелов Ада» с различимым кАлечным криминальным подтекстом: мол, вот они какие страшные для всех, а я их не боюсь и знаю правду. Разумеется, его заслуг в издании этой правды никто не умаляет.
Во-вторых, не стоит обелять и самих «outlaws». Известны десятки, если не сотни задержаний членов западных клубов, в основном по достаточно узкому перечню преступлений: наркотрафик (не путать с торговлей наркотиками), контроль проституции, ограбления, вымогательства, убийства, незаконный оборот оружия и т.п. Откуда известно? Из СМИ, конечно. Но! Задержание – это еще не обязательно преступление. Это не означает, что все байкеры – преступники. Это не означает, что все «1%» – преступники. Это не означает, что все носящие «цвета» – люди, готовые на преступление. Среди небайкеров преступность тоже есть, но никто не крошит батон по этому поводу на цивилов, выделяя их в преступную социальную группу. Однако, преступления имеют место. Между западными клубами случаются войны, с ранеными и убитыми, вспомните хоть события в Квебеке (1994-2002). Криминал? Полторы сотни погибших – это говорит само за себя. Вне всякого сомнения, такие клубы – это организации, ведущие собственную деятельность, которая по мнению соответствующих органов может быть несовместима с законностью. Разумеется, самоогласка здесь вряд ли ожидаема. Байкеры не работают в цивильных офисах, не влившись в систему, которая их отторгла. Поэтому криминальная подоплека вполне вероятна, на каком-то этапе это было даже необходимо для выживания. Если совсем просто, в России тех «отверженных» определенно назвали бы ОПГ, да хоть та же пресса, с подачи соответствующих органов. Здесь хотелось бы особо отметить: информация в обществе о преступной деятельности байкеров – именно продукт прессы. И речь здесь идет не о самих байкерах, а о мифе, этой же прессой и СМИ созданном и распространяемом. Сюда замешаны не только реальные преступления, но и слухи и стереотипы прошлого. То есть, если байкеры большинства этих преступлений не совершали, это тем более миф. Разве не так?
В третьих, все вышеперечисленное – повод и сюжетный хлеб для СМИ и киноиндустрии. Большинство цивилов и даже людей относительно «в теме» черпают сведения о байкерстве именно оттуда. Чем занимается любой закрытый клуб – знают только его мемберы. Остальные смотрят телевизор и кино, читают статьи и слушают рассказы других. Среди них есть как просто потребители слухов, так и пишущая братия. С этих «сведений» берутся сюжеты для нового поколения материала и вопрос о качественности и правдивости просто снимается. Пишутся байки с баек. И происходит то, что и должно происходить: слухи становятся стереотипами, просто потому, что все говорят одни и те же голимые вещи. Пока знающие люди молчат – контора пишет. А байкер становится уже неким выдуманным сказочным собирательным образом, особенно для «социально активного населения».
В случае с Россией вопрос гораздо упрощается просто потому, что байкерству в ней нет и тридцати лет, то есть можно еще на одном поколении отследить процесс формирования движухи, определить, какого рода люди в ней участвуют, какими качествами обладают и откуда они это все взяли. Уже само «взяли» говорит об импорте идеологии. В самом процессе копирования нет ничего постыдного, перенимать опыт полезно и правильно. Но, давайте разберемся, с чего скопировано в самом начале, с чего началось — у нас, не в Америке? С просмотренных западных фильмов, например. Какие-то сведения черпались в той же прессе. Крайне редко – личные впечатления, как это случилось в случае с «Ночными Волками». Но, опять же, начальный толчок идеологии российского байкерства безусловно дала идеологическая машина Запада в виде авторов просмотренных фильмов и прочитанных статей, материалы которых в свою очередь были в достаточной доле как доступны, так и стереотипны, а значит недостоверны. Конечно, они были пропущены сквозь мозговое сито нашего человека, заимствовано было не все подряд, а только подходившее под менталитет и существующие реалии. Но тут уже принципиальная дилемма: или «не все» означает несоответствие нашей байк-культуры западному первоисточнику, или налицо слепое следование имиджу. Опыт лично моего знакомства с байкерами отмел второй вариант.

Часть вторая: Как начались «Ночные Волки» и почему они стали теми, кем стали.

Существует – как часть легенды, конечно – особая оговорка на тему, что отечественное рокерство 80-х и байкерство – не одно и то же. Если утрировать, то первые – шпана на мотиках, а второе – уже убежденные люди, знающие, что они – байкеры. Первый байк-клуб страны – без сомнения «Ночные Волки». До них были рокеры, а системное клубное байкерство порождено уже НВ. Здесь следует разграничить легенду и реальность. «Ночные Волки» привили более-менее цельную модель, ввели в обиход слово «байкер» и стали первым во всех отношениях байк-клубом. Что есть, то есть. Это вроде бы подмывает сформулированный тезис о том, что толчок байкерству дала идеологическая машина Запада. Конечно, если следовать той же легенде. Но есть факты.
«Байкерские» фильмы в СССР смотрели, находились люди, пришивавшие «цвета» на куртки за несколько лет до появления «Ночных Волков». Названия этих образований писались по-английски, нашивки напоминали классические «цвета» западных байкеров, хотя там не было и намека на «классические» МС. Разумеется, возникает вопрос о том, откуда они это взяли. Ответ мы уже знаем. Вся страна жадно хватала информацию из дыр железного занавеса. Сейчас, возможно, кому-то стыдно это вспоминать, но изрядная часть тогдашней «примажоренной» и «позитивной» московской молодежи конца 80-х носила, к примеру, майки с изображением американского флага и надписью «USA», была некая мода на это… как не так давно на «все путем». Стадный рефлекс. Элементы западной культуры воспринимались как некие открывшиеся знания, признак «несовковости», хавались и усваивались, зачастую будучи романтизируемы как некие образцы самовыражения. Но началось это не в perestroyk’у. Достаточно вспомнить фарцу, «утюгов» и прочих темных личностей, привозящих в страну джинсы, пластинки, журналы. Припомним и первых переводчиков статей, ксерокопии самоучителей по каратэ и подпольно-самопальную озвучку западных видеофильмов, показы которых собирали полные квартиры и мини-видеозалы. Тоже подпольные, конечно. Смотрели фильмы и картинки. Читали. Слушали записи, переписанные с привезенных пластинок. Усваивали новую музыку, новое кино, новую информацию.
Потом, когда это «запретное» хлынуло потоком, в таком процессе усваивания не было ничего нового, все уже началось ранее в неформальных субкультурах. Именно отсюда возникли панки, брейкеры и металлисты. И рокеры, конечно же. Впоследствии это вызвало моду на такую субкультурность, но это была уже мода, массовость, имидж. Но ведь кто-то жил этим «новым знанием» всерьез.
«Ночные Волки» – не первый московский мотоклуб по хронологии. Можно вспомнить, например, «Black Aces» или «Street Wolfs». Однако, это были, скорее, «клубы по интересам», тусовки, то, что называлось «рокерскими бандами», попросту за отсутствием самого статуса байкерства, неоткуда было ему возникнуть. Переняв имиджевые нюансы, парни на мотоциклах, тем не менее, оставались членами общества, воспринимая все это как тусовку и хобби, что убедительно доказывает нежизнеспособность первых рокерских банд. Эти образования исчезли самым естественным образом – уличные хулиганы выросли и занялись делами. О чем, собственно и речь. Неформалы-радикалы 80-х, в том числе и моторизованные, были неким временным явлением, обусловленным сочетанием внутриполитической ситуации в стране и возрастом участников. Точно так же выросли и их уличные враги – любера. Наиболее активных молодых людей частично затребовал криминал, о чем уже снимались отечественные фильмы и писала отечественная пресса.
Есть мнение, что рокеров «задавили» мото-милиционеры, благо парк мотоциклов пополнился мощными моделями, использовавшимися именно для преследования рокеров. Конечно, не сказаться такое не могло, но все-таки рокеры были скорее безвекторным проявлением личной свободы, тусовкой, члены которой все-таки были вписаны в общество системной принадлежностью: работой, учебой и будущим в той же среде. Байкеры же склонны к большей собственной социальности, к общим делам и клубной поруке. Поэтому конец времени рокеров, все же, стоит считать явлением социальным. Конечно, тусовки имеют обыкновение перерождаться и восстанавливаться с новыми лицами, чему яркое доказательство Арбат, где сменилось несколько поколений тусовщиков различной направленности. Но конец рокерства совпал с приходом в страну байкерской идеологии и рокерство ушло в историю уже по причине меньшей выразительности. Понятие «байкер» стало, попросту, более современным, более звучным, более актуальным… и привлекательным, конечно. Байкеры заняли нишу рокеров. Слово «рокер» в значении «мотоциклист» с тех пор применяется именно в историческом аспекте.
Уход в криминал части активной и крепкой молодежи неформальской среды тоже имеет общесоциальную почву: самая драгоценная часть общества — молодежь — оказалась невостребованной. Не стоит заламывать руки и начинать кричать об изначальной преступности неформальных явлений конца 80-х, начала 90-х. Цивилы были ничем не лучше, в криминал уходили разные люди: спортсмены, дембеля, просто «нараённые» качки, потерявшие ориентиры житейской стабильности. Страна начинала свою одержимую пляску жажды денег. Первый стимул относительно сытого тогда еще обывателя — не выжить, а жить лучше, богаче. Как это сделать проще всего? Торговать или жить с «бузиннеса» других. С момента фактической легализации «дикой» уличной торговли мир обывателя окончательно перевернулся, народ буквально стеной стоял в подземных переходах, на вокзалах и торговал всем и вся. Оптовые рынки возникли уже потом, они хоть как-то охватывались чиновниками, что же касается уличных торговцев – это была начальная питательная среда поднимающейся преступности, огромный еще не разделенный рынок. И рынок этот сразу стал разделяться на тех, кто платит и тех, кому платят.
«Ночные Волки» оформились в некую общность примерно в середине-конце 80-х, возникнув из среды неформалов, ходивших на рок-концерты и дравшихся после них с гопотой. Наиболее активные, сильные и стойкие были выделены из толпы, они знали друг друга в лицо, у них было общее место тусовки – Кузня, площадка недалеко от метро «Новокузнецкая». Постепенно они обратили на себя внимание организаторов мероприятий, которые стали приглашать будущих «Ночные Волков» в качестве охраны от той же гопоты. Тогда-то и настала необходимость выделять себя из толпы, были изготовлены первые жилеты, на которых вручную появилась надпись «Night Wolves». Это не были байкеры, это были неформалы, частично рокеры, которые почувствовали необходимость отличать своих в толпе и действовали как единое целое. Мотоциклы имелись, но из них не делалось обобщающего символа. Однако, надо понимать, что подобный род занятий, мягко говоря, связан с постоянными драками, то есть криминален. Появился «gang», пока без «moto».
Вскоре «Ночные Волки», именуемые тогда еще «Хирургией» – сообразно прозвищу их лидера Александра Хирурга – соприкоснулись и с самым настоящим криминалом лицом к лицу, хотя тут безусловно сыграл случай. Тусовка «Хирургии» переместилась к тому времени на Пушку – Пушкинскую площадь, это место было гораздо более суетливым и насыщенным криминальным духом, пожалуй, самое торгашеское в Москве. Торговали в переходах, на тротуарах, именно там открыли первый «Макдоналдс», а стоящий за ним ресторан «Лира» был известным в узких кругах контингентом постоянных посетителей – бандитов. Естественно, столь лакомый кусок не мог пройти мимо сферы интересов уже сложившихся к тому времени ОПГ. Казанские, солнцевские, ореховские – там в свое время появлялись все, по всему городу начинали делить «точки». И, естественно, первыми появились мелкие рэкетиры, вымогавшие деньги у простых уличных торговцев. Среди последних были и неформалы, которые обратились к «своим» за защитой, именно это сыграло свою роль, вовлекая тусовщиков в совершенно новые общественные отношения. Защищая «своих», а заодно и других торговцев,«Хирургия» становилась костью в горле всех преступных группировок, наведывавшихся на Пушку и получающих на орехи раз за разом. Самое забавное в этой ситуации то, что неформалы и бандиты попросту не понимали друг друга! Забивались стрелки, терлись «базары», но бандиты в толк взять не могли, что эти волосатые защищают торгашей, а не обирают, не ходят под кем-то, не делят «точки», не трут рамсы, не крышуются, а только размахивают кулаками, почти из удовольствия. О «Хирургии» пошла слава, как в криминальных кругах, так и среди тех же торговцев, которые стали обращаться к новой группировке за защитой от беспредела, а сам Хирург буквально был ошарашен свалившейся известностью, не известно и поныне, был ли он ей вообще рад, потому что проблем это отнюдь не убавило. В то время Александр был в Германии и приезжал в Россию время от времени. Один из таких визитов стал сильным ощущением, когда в аэропорту его встретили друзья, одетые по полной тогдашней бандитской моде – норковые шапки, дубленки, золотые цепи… Это были уже не те парни в кожанках, дубасящие люберов в парке Горького, они уже пообтерлись, научились таки разговаривать и договариваться, ну и выглядели сообразно статусу нового мира новой страны.
Была ли обновленная «Хирургия» классической ОПГ? Я лично думаю, что это не то слово. Да, она контачила с бандитами, что было – то было. Но в психологической основе единства группировки лежало желание жить свободно, как хочется, а не как велят братки и понятия, были сильны и «неформальские» настроения. Именно поэтому бандиты так и не приняли «Хирургию», будущих «Ночных Волков» за свою масть, а последние не смогли влиться в криминальную среду и раствориться в ней как классическая группировка. Можно долго судачить, были ли бандитами тогдашние «Ночные Волки», но начинать эту тему надо с самого руководства страны. Криминальной становилась сама повседневность. Было все: массовый вывоз самыми высокопоставленными чиновниками цветного металла через Прибалтику, эшелоны танков на продажу, Беловежский сходняк, провозгласивший распад СССР вопреки воле народа на честном референдуме. На этом криминальном фоне рамсы вокруг торговцев носками и газетами на Пушке – возня в песочнице. Занесенная ныне уже песком истории.
Именно Хирург, прибывший из Германии, импортировал впервые идею байкерства в чистом виде. Пообщался там с местными байкерами, поработал охранником в клубе, загорелся идеей и по прибытии поделился со своими: есть де такие крутые парни, ведут свои дела, ездят на мотоциклах, имеют свою стилистическую культуру, свои общества, традиции, отличительные признаки, все по-взрослому. Именно этого новому объединению и недоставало – быть кем-то. Возня с торгашами и братками нравилась не всем, кто-то ушел, кого-то понесло в выпивку, в общем туса начала гнить и неизбежно бы развалилась, наиболее деятельной частью влившись в криминал. Но байкерская идеология стала тем, вокруг чего стоило объединяться. К 1992-му «Ночные Волки», носившие свое имя уже три года, окончательно приобрели все признаки классического «motogang», сменив дубленки на жилеты и переплавив золотые браслеты на байкерские прибамбасы. NWMG стали полноценным байк-клубом и были признаны, в том числе и на Западе. Они нашли свой символ – мотоцикл и были ему верны все последующие годы, отринув дубленки и норковые шапки. Они выбрали путь MG, свой собственный и прошли его как MG.
Историю можно было бы и продолжить, но что было потом, мы уже знаем. Одно можно сказать определенно: «Ночные Волки» были первыми байкерами в России. С них начинали брать пример, независимо от того, становились новые байкерские объединения чептами НВ или нет. А если не брали примера, то уж точно брали в расчет и берут до сих пор. Словосочетание «ночной волк» в середине 90-х было буквально нарицательным и обозначало любого неформала на мощном мотоцикле, обращающего на себя внимание. Одно дело – смотреть «Безумного Макса» и пытаться копировать клоунские фильмообразы западных байкеров, порожденные сценаристами-цивилами, другое – посмотреть на реальных людей, называющих себя байкерами и ездящих по улицам твоего города. Байкерская культура в СНГ началась именно с «Ночных Волков», вряд ли это будут отрицать и их нынешние недоброжелатели.
Можно судачить, кем стали бы эти люди, не будь они байкерами, но как бы то ни было, идея и взгляды ее носителей нашли друг друга. Мотопробеги, клабхаусы, Байк-Шоу – это было уже потом и более-менее известно. Именно потому об этом здесь рассказывать вроде незачем. Мы поняли, как все сложилось и возникло, как люди стали теми, кем стали. Почему они MG. То, что было потом – уже следствие.

Часть третья: «1%» среднерусской полосы.

Во всяком движении, где есть хоть какая-то идеология, неизбежно появление ревнителей, хранителей и прочих канонизаторов существующих понятий и традиций, которые всегда знают, «как все должно быть» и которые видят недостатки во всем «неправильном», хотя в чужое бытие лезть – дело неблагодарное. Речь здесь не о собственно адекватной критике и различиях. Все люди разные, как и их убеждения. Потому и клубы разные – их составляют люди с разными убеждениями. Как правило, они живут мирно и не лезут в дела друг друга. Но помимо людей серьезных, попадаются и крикуны, назойливо и на повышенных тонах обсуждающие (и осуждающие) чужой образ жизни и мыслей, часто переходя на личности. Они есть в любой области человеческой деятельности и действуют, в основном, в Интернете. Стоит зайти в гостевую сайта тех же «Ночных Волков», чтобы убедиться, что публика там самая разная. Зачастую начинается ругань на тему правильных и неправильных MC, MG, о соответствии клуба «1%», каким должен быть настоящий «1%».
Что ж, давайте немного поразмышляем.
В реалиях сегодняшнего дня принято приписывать байкерам-однопроцентщикам явно криминальный род занятий. Оснований для этого достаточно. Кампания демонизации байкерства в СМИ США 60-х привела к усваиванию выданной прессой информации новыми поколениями байкеров-outlaws и возведения криминальности в разряд неких догматов. Конечно, у западных 1% МС есть и легальный бизнес, но помимо этого есть как мнение СМИ и обывателя, так и полицейские сводки. Клубы разрослись в трансконтинентальные корпорации, существующие в замкнутом мире, недоступном обывателю. В некоторых странах полиция считает данные организации преступными. Войны между клубами МС с применением оружия и жертвами, периодические спецоперации полиции и спецслужб против МС-клубов – это есть факты прошлого и настоящего Запада, что освещается в новостях и прилагается к мифу. Рассматривать действительный криминал байкерства детально здесь не представляется возможным и необходимым, это дело тех, кто получает за это зарплату. По большому счету не особо важно в данном случае, действительно ли преступления имеют системный характер, как и есть ли они вообще. Мы не об этом. Нам важнее другое, а именно две вещи.
Во-первых, очевидно, что криминальность – часть мифа, что уже рассматривалось выше. Это определенный догмат в массовом сознании, который сами байкеры могут брать на себя хотя бы ради желания попугать простого обывателя. В том же ракурсе можно рассматривать, например, «бесовщину» в качестве символики – все эти «666», черепа, упоминания дьявола и прочих чертей, принимаемые еще и, например, музыкантами некоторых направлений тяжелого рока. Допустим, что все это – предупреждающая отпугивающая окраска. Я, например, не знаю ни одного русского байкера-сатаниста, но знаю навскидку десяток человек небайкеров, даже – цивилов, использовавших сатанинскую символику. Тем не менее, адская и сатанинская тема нередко сопровождали тему байкерства, например, в кино, в названиях кинофильмов. Это тоже стереотип и часть мифа, ассоциативный сигнальчик обывателю. Вообще, надо признать, что сам мир изменился и далеко не в лучшую сторону. То, что до чертиков пугало домохозяек США в 60-х – уже выглядит чем-то слишком простым и даже наивным, романтичным. Сейчас благообразный обыватель не шарахается от черепов и числа зверя, это льется на него потоком из телеэкранов, вырабатывается даже какой-то ярмарочный иммунитет к этому, шутить на тему бесовства и упоминать сатану – это что-то вроде атрибутики жанра. Образа «плохого парня». Далеко не все такие, но встречаются и те, кого тешит эта часть мифа.
Подразумевается, что в глазах обывателя байкер должен быть крутым, а значит плохим парнем. Имидж уже создан, прошлыми поколениями. И чем чаще вышеупомянутый криминальный или сатанинский подтекст усваивается как прикол, пугалка или отличительный признак – тем больше и больше выхолащивается смысл атрибутов для их носителя. Однако, смысл самих атрибутов не меняется. Можно понять, если кто-то действительно хочет так жить, как в мифе – «с ножом спереди и пистолетом сзади, несясь на всех парах из города в город подобно коннице гуннов». Перенятие же всей этой культуры «как есть» просто ради желания шокировать или пугать – это следование имиджу и ничего больше. Это привлекает — имидж, миф. Это понимают и в самих МС клубах, отсеивая коллекционеров нашивок.
Во-вторых, желающий приобщиться к «1%» прекрасно понимает, что это значит и потенциально согласен стать плохим парнем или им казаться. Вопрос в том, для чего это ему нужно. Ответа два и они все те же: или ему действительно нравится жить по идеологии «1%», или это – для имиджа. Если ты хочешь поехать на мотоцикле – садись и езжай, никто не мешает. Но раз ты хочешь влиться в клуб или быть фрирайдером с нашивкой «1%» – ты нашил ее не просто так, верно ведь? Ты говоришь окружающим, что ты не такой, как они, что ты опасен и что ты готов считаться частью мифа, каким бы негативным тот не выглядел для обывателя или копа. Вступая же в сообщество, ты морально разделяешь не только действительность, но и миф. И обратно: не только миф. Но и действительность. В том числе и то, о чем говорится в полицейских сводках по ту сторону океана, деяния, совершенные людьми с такими же нашивками.
Вот и получается, что дело не в действительно правде, является ли «1%» криминалом. Дело в мифе. Именно миф имеется в открытом доступе.
А теперь давайте подумаем о возможности существования «1%» в России. Ну, в том самом стереотипном представлении. С Западом все понятно. Помимо жестких функций полиции по обеспечению исполнения законов, в западном обществе соблюдаются такие вещи, как презумпция невиновности и невмешательство в частную жизнь. На Западе есть легальный рынок оружия, в том числе нарезного и регламент на его применение. Там вполне можно устроить клабхаус за городом, поставить высокий забор и вооружить охрану, можно палить во всех, зашедших на частную территорию без разрешения. В США как нигде население активно мигрирует, для чего ему не нужна регистрация по месту жительства и где каждый штат означает отдельную юрисдикцию. Возможно ли там существование «1%»? Ответ очевиден. Просто по факту существования. Мотобанды стреляют друг в друга и… существуют до сих пор. Просто потому, что к ответу призывают конкретных преступников и подозреваемых, а не сами клубы. И право на адвоката должно быть зачитано еще до задержания.
В России система правопорядка в корне иная. Здесь ты должен быть зарегистрирован, у тебя должны быть документы на все случаи жизни. В России полиция не церемонится вызовом к обыскиваемому адвокатов, задержанного могут обыскать, прессануть, посадить в машину, доставить в участок и без соблюдения формальностей, где посадить в «обезьянник» после досмотра задержанного. В России совсем другой рынок огнестрельного оружия: его можно приобрести только для защиты жилища и далеко не все, что угодно. Здесь система проживания людей совсем иная, большое количество людей сгруппировано в городах, в коробках квартир, а не в личных домах. Примерно в соответствии с принадлежностью к городам различен культурный уровень и степень доступности коммуникаций, в деревне могут вообще не знать слова «байкер», а уж тем более различать их принадлежность к МС или МСС, не говоря уже о значении этих аббревиатур. Существование клабхауса, набитого боевым оружием, однозначно будет трактоваться как преступление, независимо, стреляло это оружие или нет. Возможно ли существование здесь клубов «1%» в том амплуа, какие им приписывается? Определенно нет, такая организация будет сразу же запрещена как ОПГ или экстремистская. Именно поэтому западные филиалы известных мотоклубов ведут себя в России без лишнего шума, отмечая свою непричастность к приписываемым им (точнее их западным одноклубникам) преступлениям. Не будем забывать и про существующие преступные сообщества, которым вряд ли нужны конкуренты в областях теневого бизнеса, участие в котором приписывается байкерам. А еще в российском менталитете очень сильна привычка подводить по любому поводу идеологическую базу под все явление, что всегда было присуще правоохранителям. Влияние и власть спецслужб и органов абсолютны. Предположим ситуацию. Некоему полицейскому высокому чину докладывают: такое-то отделение западного клуба «1%» собирается устроить мотопробег или крупное байк-пати. Он вызывает секретаря и требует информацию на клуб. Тот ему выдает добрый ворох недобрых сведений, в том числе и мифов, которые мы рассмотрели выше. Вот и возникает масса отторгающих факторов: «ненашесть», криминальность, неподконтрольность, «а еще они там друг дружку стреляют и наркоту возят». Не знаю насчет обыска клабхауса, но такое объединение не может не вызвать немедленного интереса соответствующих органов, причем нашему человеку ни разу не надо объяснять, почему. Просто. Профилактика. Ибо нефиг. Раздражитель высокому чину не нужен, проще его запретить. Вот и кончилась идеология «1%» применительно к реальности. Нет здесь для нее почвы. На этот счет один очень известный байкер мне как-то рассказал о диалоге с высоким милицейским (тогда еще) чином. Фамилии по понятным причинам оглашать не буду. Чин сказал ему примерно так: «…у западных клубов в России нет будущего, им не дадут вести себя здесь так, как о них говорят, проще будет их зажимать. Нам вполне хватает наших, своих, доморощенных, хотя бы потому, что они – свои…» – имея в виду конечно же НВ. Не цитата, но близко к смыслу. Влияние мифа программирует отношение с разных сторон.
А теперь выдыхаем и понимаем главное, точнее — повторяем пройденное. Миф «каким должен быть 1%», со всеми перечисленными выше страшилками, находящийся в открытых источниках – порождение людей, очень далеких от байкерства: журналистов, сценаристов, полицейских пресс-служб (в данном случае пока западных). Сами байкеры не для того закрывают от общества свои клубы, чтобы трезвонить о своей действительной жизни на всю округу. Они не пишут о себе статей, не строчат отчеты в органы и не приходят с повинной. Черпая информацию об «1%» из открытых источников, надо понимать, что это миф и что его создатели не байкеры. Ссылаясь на некие подобные источники (а на какие еще?), критики заведомо попадают пальцем в небо. Они ссылаются на идеологию, которая, возможно, не является самой собой в действительности. Подытоживая, мы имеем два интересных вывода. Первый: сами байкеры «1%» никогда не напишут о криминальности своей культуры, а уж тем более на весь мир и тем более в реалиях российской системы правопорядка. Хотя бы из соображений самосохранения. А значит сразу вывод второй: открытый материал о криминальности и вообще образе жизни «1%» не может служить базисом для формирования каких-либо ценностей по причине непринадлежности к байкерскому миру фактом своего создания. Байкеры сами знают, как живут и не стремятся распространяться на этот счет. Вот и получается, что ратующие за соблюдение «всем известных» понятий «1%МС» в России попросту льют в уши миф, фуфло. Вольно или невольно.
Так как тогда можно требовать от кого-то соответствия мифу?

Часть четвертая: «Ночные Волки» и политика.

Последние несколько лет из тех, кто «в теме» байкерства, только ленивый не мусолил тему о «продажности» «Ночных Волков» правящему официозу. Эта тема, будучи сама по себе высосана из пальца, упорно поднимается конкурентами и противниками НВ в качестве некоего аргумента несоответствия Клуба «байкерским ценностям», «1%» и тому подобному. Несмотря на то, что в условиях российской действительности возможность реализации образа жизни «1%» вообще довольно сомнительна и является неким эгрегором автоверы и самоубеждения, у всякого мифа неизменно найдутся сторонники и защитники. В конце концов веровать никто никому не запрещает. Впрочем, сами «Ночные Волки» попросту игнорируют подобные разборы. Им и без них есть чем заняться.
Однако, справедливости ради давайте попробуем разобраться с основными тезисами данных наездов.
Открытая стадия процесса началось в 2009 году, когда Байк-Шоу НВ было перенесено из Калининграда в Севастополь. Само по себе это рядовое событие, ни одно крупное мероприятие не должно быть «карманным» и принадлежать какому-то определенному месту, хотя бы потому, что на него перестают ходить, считая, что оно будет и дальше. Посещаемость третьего года в Калининграде была значительно ниже первых двух лет, это не могло не повлиять. Другие города тоже ждут. Да, мероприятие было перенесено в точку, к которой было приковано внимание прессы и политиков в том числе. Но это говорит только о том, что место и время были выбраны удачно и «Байк-Шоу» попало в горячее информационное поле вокруг Севастополя. По-моему, любой нормальный организатор должен к этому стремиться, чтобы о нем рассказывали добровольно, а не на правах платной рекламы.
В первый год Севастополя произошло то, что перевернуло само информационное пространство вокруг Байк-Шоу. «Ночные Волки» получили благословение Патриарха, вслед за этим в московский Байк-Центр приехал Владимир Путин и вручил НВ российский флаг в напутствием. Собственно говоря, одним из амплуа любого политика является «торговля лицом», Путин тут вовсе не исключение. Он много где бывает и много что говорит, в целом достаточно стандартные тексты. Его снимают и тиражируют всюду. Но для прессы визит премьера на Байк-Шоу стал безусловной отмычкой массовых СМИ для байкеров, командой сделать стойку на событие, о мото-празднике писали и вели репортажи ведущие телеканалы, что было прорывом информационной блокады замалчивания события. Одно это стоило того. Но критиками на НВ тут же был приклеен ярлык ангажированности властями, что это перестало быть чисто байкерским праздником. Давайте посмотрим, так ли это.
1. Любое шоу заинтересовано в притоке зрителей, без них оно попросту прогарно. Байкеры представляются на таких праздниках неким привилегированным, но относительно малочисленным сословием, поэтому любое более-менее крупное мероприятие вынуждено привлекать цивильную публику. Концертом, торговыми точками, экзотичностью. Чтобы покупали всякие штуки и оправдывали затраты кошельками. Поэтому утверждения, что Байк-Шоу из байкерского праздника превратилось в обычный опен-эйр – обычная нечестная спекуляция. Любое подобное шоу всегда рассчитывается на цивилов и является, по сути, «обычным опен-эйром», даже если на нем есть специфические зоны «только для Нашего МС». Вы ведь не думаете серьезно, что чувак Вася с компанией, «шо-то слышавший о байкерах» и пришедший на «Любэ», только и будет делать, что благоговейно разглядывать растяжки и баннеры с названием клуба? Зрителю, между нами, в целом пофиг, ему надо праздник, пивка и сфоткаться у байков. Насыпав денег в кассу, в итоге.
2. Так или иначе, любому организатору нужно договариваться с властями, которое дает разрешение, присылает милицию-полицию и медработников для возможных раненых. В этом смысле Байк-Шоу НВ и, скажем, Байк-Фест в Малоярославце абсолютно одинаковы, дело только в уровне. Для Малого нужна администрация города, для Международного шоу – контакт с властями как России, так и Украины. Да, мероприятие было приурочено к годовщине освобождения города от фашистов. Да, на сцене висели российские флаги, что сразу повлекло обвинения в политической ангажированности. «Ночные Волки» сумели утрясти много вопросов на фоне нелегких тогда отношений России и Украины. Каждый, кто был в Севастополе, видел явный и дружный протест населения города против украинизации. Тем, кто считает флаги на сцене каким-то прогибом и политикой, следовало бы вначале уяснить, где именно это все проходило и как относятся ко всему сами жители. Для них это – глоток воздуха и поддержка, они говорили «спасибо», сам слышал. Между тем как раз именно наличие российских флагов стоило бы считать неким поступком и непрогибом в сторону политики официальных украинских властей. И то, что Хирург все это грамотно разрулил, без скандалов и провокаций, то, что мероприятие не было сорвано – это безусловный ему плюс.
3. «Путин к вам приехал», «вы с Путиным катаетесь», «Ночные Волки» вступили в Единую Россию, а Хирург баллотируется в Госдуму». Это понеслось после того, как Путин во второй год Байк-Шоу в Севастополе проехал в колонне «Ночных Волков». Собственно, да ну и что? В свое время Сонни Баргер предлагал президенту Джонсону отправить «Ангелов Ада» во Вьетнам – из патриотических соображений. Тоже вроде как попытка сотрудничества с властями, причем далеко не в самом благородном деле. То есть прецедент подобного как минимум есть и сейчас это — просто известный исторический факт, а не вечный скандал и никому не приходит в голову посыпать голову пеплом по этому поводу. В случае с «Байк-Шоу» речь идет не о войне, не о политическом давлении на электорат. Можно по-разному относиться к Путину, но в данном случае он как минимум второе лицо в государстве, причем за границей. Надо было его не пускать на Байк-Шоу? Да почему, собственно? Это просто неуважение к собственной стране, каким бы ни был ее премьер. Не нравится – меняйте систему. Делайте тогда что-нибудь!
Ну приехал Путин на Байк-Шоу. Ну, произнес речь. Он пытался «обработать» байкерский «электорат»? Это смешно, в самом деле. Разве байкеры – дети, которых можно вот так просто обработать? Те, кого знаю я — убежденные прагматики, которым слов недостаточно. По-моему, была просто банальная речь и ничего больше. В принципе не понимаю, что кроме видеосъемки Путина и лишнего эпизода, мелькнувшего в эфире было для него самого лично реально полезным. Взамен НВ получили информационное пространство. Сами «Ночные Волки» давно высказали свое отношение к упрекам в «пропутинизме». Это Путин к ним приехал, а не они пришли к нему в Кремль на поклон. Никаких клятв в верности или вставаний под знамена ЕР нет и не было, это можно очень просто доказать: принадлежность к партии – дело не только политическое, но и явное, публичное. Но заявлений и агитации не было и нет. Баннеров и флагов ЕР в Байк-Центре не замечено. Хирург сам высказался однозначно: в политику не полезет и никуда не баллотируется. Что еще нужно-то? Можно, конечно, в силу того, что комплексы у кого-то сильнее разума, верить конспирологам, но надо понимать, что они – не НВ. Вы верите пустозвонам, господа. Они свечки не держали ни при одном событии, о котором вещают. Поэтому и доказательств у них нет.
Не забывайте, Россия сегодня частью живет в ХХI веке. Здесь и Интернет, и компьютеры, и продвинутые пользователи, и доступ к любой информации, в том числе оппозиционной, правдивой, как и к множеству пустых домыслов. Фейки, разводы и просто вранье сейчас что-то вроде игры, соревнования. Ни один спорщик еще не представил ни единого доказательства ангажированности и продажности «Ночных Волков». «Видели с Путиным – значит продался». Это даже не слух. Тогда «продались», получается, все, к кому он приезжал, с кем встречался? Студенты, спортсмены, военные, атомщики… кто там еще, список наверняка более чем длинен. Ведомостей «продажности» опять-таки нет. А мусоленье темы есть. Как-то не стыкуется это со здравым смыслом.
И еще одно. Другой и пока большей частью Россия все еще живет в веке двадцатом, причем по уровню развития – в его первой половине. Для очень многих телевизор, радио и газеты – главенствующие источники информации. Кое-где люди еще письма на бумаге друг другу посылают, потому что нет электронной почты. Они верят телеящику и обсуждают новости из «свободной прессы», смотрят бандоментосериалы. И если мощный информационный ресурс СМИ помимо стандартного варева в канве политики партии расскажет о «Ночных Волках» и байкерах вообще – ничего плохого в этом уж точно нет. Если от этого зрителей придет на 20 тысяч больше – значит это того стоило. И если где-то кто-то захочет сесть на мотоцикл – это ведь плюс, так? Да, возможно, он захочет присоединиться к НВ, несмотря на вопли об ангажированности. Хотя бы потому, что «Ночные Волки» делают дело, видное всем, о них пишут и снимают сюжеты. По крайней мере это объяснимо. Но альтернатива всегда есть. Можно ничего подобного НВ не делать и жить как хочется. Это – сколько угодно, каждый сам себе выбирает занятия. Но вот чего я не понимаю и понять не могу. Раз байкеры вне политики, то нахрена ж, господа критики, вы откровенно высасываете из пальца политические мотивации поступков НВ? Это ведь вы сами помешаны на политике и Путине, неужели не видите? Это вы поднимаете эту тему, снова и снова, каждый раз ничем не подтверждая своих аргументов. Вам это, собственно, зачем? Чем это вызвано? Кроме досады, злобы и зависти на ум ничего больше не приходит. В конце-то концов! Сделайте масштабней, лучше, сделайте как надо, без чиновников, для людей, с мото или без мото. Пусть об этом все услышат! И пусть обсуждать, критиковать начнут уже вас. Делов-то. Придут, оценят и воспоют хвалы, напишут статьи, снимут сюжеты. Не все, конечно. Наверняка кому-то снова что-то не понравится.

Часть пятая: «Мы не байкеры, мы – русские мотоциклисты».

Это замечательное заявление – еще один повод для злословия противников НВ – тоже продукт Интернета, если более точно, это отзыв в Гостевой сайта Клуба в ответ на очередное «какие же вы байкеры» или что-то в этом роде. Разумеется, сей перл был тут же произведен в аксиомный разряд и хулители клуба погрязли еще и в вопросах идентификации «Ночных Волков». Байкеры они или нет, МС или MG и вообще, байкеры или мотоциклисты. Между тем, любой желающий может почерпнуть первичную информацию о клубе хотя бы на их сайте.
На главной странице сайта говорится ясно: «Мотоклуб Ночные Волки по праву является первым MC-клубом…». Но дальше – больше, вопросы становятся все более узкими: «почему у вас нашивки MG», «как МС и MG сочетается с Православием…». Мне, например, тоже очень интересно: это ведь в самом деле взрослые люди спрашивают, их волнуют буквы, а не поступки? Посмотри, кто как живет и все сразу станет ясным! Я, например, не знаю, почему в «цветах» Клуба буквы MG. Может как неотъемлемая часть этих самых «цветов», память о прошлом motogang-пути, идентификационный знак байк-клуба согласно общепринятой в мире практике. Стереотип работает по схеме: MG – мотоганг (-стеры) — преступления. Вместе с тем, достаточно вдумчивое ознакомление с байкерской символикой, точнее, с ее современной трактовкой, дает четкий ответ: во-первых, MG – это устаревшая аббревиатура, ныне многими замененная на МС. Во-вторых, MG, motogang – это не именно банда (сборище бандитов), это моторизированное общество, образ жизни которого состоит в предпочтении решать дела – минуя суды и полицию, пусть и жестко, пусть и достаточно «на грани». Выражаясь вольно, «да пошел этот ваш закон» — еще не означает: «я непременно буду совершать преступления». Это отношение к жизни и цивильным законам, да. Но это не подразумевает обязательного вхождения в преступный мир в качестве ОПГ. Возможно это противоречит мифу, но, по сути, такое противоречие несущественно, даже если его кто-то и видит. Мы — в России.
Жесткость вообще не означает преступления – раз. Никто не может быть обвинен в преступлении кроме как по приговору суда – два. Если же изначально относитесь по принципу презумпции виновности – не плачьте и сами потом, что с вами поступают жестко. Разве не так и должны поступать МС и MG, согласно «понятиям»? Когда же НВ приезжают куда-либо отстоять свою честь и поговорить лицом к лицу с теми же зарвавшимися хулителями… были ведь такие случаи? Приехали люди, выяснили дела по-своему, в узком кругу, не прибегая к помощи МВД , судов и адвокатов. Как – их внутреннее дело, байкерское. Однако тема нападок снова меняется: «вы же православные… как это сочетается с MC…». Не вполне я понимаю, что значит «православные» применительно к взаимоотношениям. Это как? Другую щеку подставлять? Непротивление злу насилием и смирение? Пардон, но это уже уровень детских придирок. В данной ситуации предлагая одеть трусы или снять крестик, стоит определиться, что у тебя самого на шее и чреслах. И потом уже согласно результату спрашивать. Или про трусы, или про крестик.
Православие не означает пацифизма и беззащитности. Примеры? Слава воинского подвига монаха Пересвета дошла сквозь время. Православный Ермак Тимофеевич большую часть своего героического пути лил кровь и считается героем. Это снова раз. Смирение плоти – удел монахов. НВ – не монахи, не уверен, что давали столь жесткие обеты и сами разберутся с Богом, называя себя Православными. Их состояние Веры – их личное дело. Лучше всего, по моему мнению, сказано опять же в цитате. Возле Байк-Центра уже много лет лежит огромный камень, в котором вырублены слова о том, как «Ночные Волки» понимают свою суть 1%, незападную. Надпись на камне гласит: «На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о 99 праведниках, не имеющих нужды в покаянии». И эта надпись на камне появилась задолго до 2009 года, задолго до крестов на одежде. То есть эта мысль появилась раньше «коньюктурного» периода. Это снова два. Защищать свой дом (в данном случае можно вписать «клуб») и свою честь – долг мужчины, независимо от вероисповедания. Это три. Вроде бы никем это и не оспаривается. Где же тут несоответствие?
«Ночные Волки» изначально клуб не кАлечный, хотя в свое время и они заимствовали атрибутику и клубную основу. Но в том же прошлом они отвергли предложение «Hell’s Angels» о смене своих цветов на цвета HAMC. Тогда произошел раскол и часть мемберов ушла в «Ангелы». Почему – другой вопрос, личное дело тех, кто ушел. «Ночные Волки» не захотели вливаться в структуру самого известного западного МС, не стали разделять чуждых для себя ценностей и остались собой, пошли своей дорогой. Это как раз факт. Мы это просто отметим, чтобы не забыть.
Мне приходилось достаточно лично говорить кое с кем из других бывших «волков», ушедших в частности в другой западный клуб «Outlaws», с человеком, занимавшим до того в «волчьей» иерархии высокое положение. Вопрос был не «почему ты ушел в западный клуб» (это, повторюсь, его личное дело, хоть он и намекнул, почему), а «почему ты ушел из НВ». Ответ меня очень удивил. Оказывается, причины разрыва не столько в разногласиях идеологических, сколько в клубных делах, в кадрово-организационных вопросах. Расхождения во взглядах на сосуществование чепт, кому давать цвета и тому подобное. А вовсе не «кто правильный байкер, а кто неправильный». В общем, разошлись худым, но миром. Это хорошо и показательно.
Кстати, именно отличительная черта наших байкеров – они в целом сосуществуют в мире. Здесь нет войн между «бандами», как это описывают западная пресса и полицейские сводки. Байкеры в России – другие, как люди, да и люди в целом другие, в жилетках или нет. Возможно, это потому, что славянский человек и западный человек — разные, ментально и исторически. Славянам более свойственно было жить «миром», обществом, они более доверчивы и миролюбивы. Кроме того, влияние недавнего советского прошлого, его воспитательной части – пока еще не ушло окончательно, коллегиальность, миролюбие и общественность – основа прививаемых тогда ценностей. Конечно, относительное социальное равенство не заставляло воспринимать людей «выше-ниже». В этом смысле западный мир куда более остр на это самое «социальное», только уже неравенство, практически до наоборот. Западные люди больше индивидуалисты, личные достижения главенствуют и рождают острую конкуренцию, которая в радикальных формах может выливаться в насилие. Конечно, тут играют роль и личное воспитание и неблагоприятные условия, деклассация, отсутствие перспектив в обществе. Сейчас это тоже постепенно ползет к нам. В российских крупных городах, где тоже витает дух индивидуализма, народ в целом тоже куда более нервный и агрессивный (более «озападненный», есть и такое мнение), но среди, скажем, московских байкеров войн все-таки нет, терпимость наблюдается со всех сторон. «Байкерская война» — это словосочетание до сих пор имеет «западный» оттенок. Откуда это взялось, мы помним: пришедший к нам миф, считающийся некоторыми «традицией» байкерства, содержит и те же полицейские сводки, в них насилие и преступления, вражда и разборки с подобными. Сегодня отделения западных клубов есть и в России, предлагая сообществу вовсе не криминальную составляющую, а свои легенду и историю. Но ведь по происхождению, ментально эти клубы не российские, не славянские. У них есть многолетние известность и репутация, заставляющие задавать вопросы: почему западные клубы приходят в Россию? Какие интересы преследуют? От домыслов на эту тему воздержимся, их и так достаточно. Не об этом статья.
Примечательно: байкерство как явление импортировали и адаптировали именно «Ночные Волки». Теперь, 20 лет спустя, их отношение к западному происхождению явления изменилось неожиданно круто. И «Русские мотоциклисты» — уже совсем не «байкеры». Почему. Есть один интересный документ. Совсем недавно, в канун нового 2012 года, «Ночные Волки» все-таки обратили внимание на критику оппонентов и обнародовали в Гостевой своего сайта заявление, в котором сами ответили на многие вопросы, в том числе и о своих кардинальных переменах. Так как этот текст является первоисточником и достаточно подробно освещает нынешние убеждения членов Клуба, привожу текст целиком. Ввиду достаточной объемности он размещен на отдельной странице. Настоятельно прошу ознакомиться, там есть ответы на многие вопросы. Текст публикуется в оригинальной орфографии и пунктуации, без сокращений, с разрешения Клуба.
Письмо мотоклуба «Ночные Волки» к байкерам и мотоциклистам России и зарубежья, друзьям и Братьям.
Также нелишним будет прочесть и более раннее заявление Клуба, опубликованное на его сайте:
«Наше отношение к распространению в России отделений западных мотоклубов, входящих в так называемую Большую четверку, способы вербовки, тема предательства и история мотокультуры. 2003 год.»
С изложенным в этих текстах можно соглашаться или не соглашаться, кого-то они коробят, но оба текста достаточно прямы и конкретны. Их ценность в том, что они информативны. Помимо информационной ценности их можно расценивать и как определенные артефакты истории НВ, хотя бы исходя из подлинности.
А еще эти документы поясняют, почему «Ночные Волки» не считают себя «1%» в том, западном понимании. Почему кириллица. Почему Православие (хотя не все его исповедуют). Не «в чем это выражается», а «почему». Люди спрашивали. Ответ от НВ получен. Необходимости в фантазиях со стороны больше нет.

Часть шестая: конфликты и пиар.

Некоторые критики утверждают, что «Ночные Волки» ставят целью подмять всех байкеров страны под себя. Силой, давлением. И с этой целью то ли используют, то ли собираются использовать как свое влияние, так и сотрудничество с властями.
1. «Сотрудничество с властями». Есть даже более радикальное мнение о «поддержке правительством РФ». Но так ли это в действительности? Упоминая Байк-Шоу, я писал уже, что в таких случаях сотрудничество с чиновниками на организационном уровне неизбежно, причем у любого клуба, который собирается устроить мало-мальски заметное мероприятие. То есть это, как бы, не в счет. Это если мотив все тот же: флаг, Путин, телевизор. Перед Байк-Шоу, вроде бы, все объяснимо. О какой же конкретно «поддержке правительства», а тем более касаемо повседневной жизни Клуба и его развития, идет речь? Где факты? Честно, пытался разглядеть эту «поддержку». Как хоть она, что б мимо не пройти? Ответа по делу пока нет. То есть до предоставления каких-то фактических доказательств оставляем это утверждение домыслом.
2. Распространение влияния. Это явление свойственно любому клубу, который открывает отделения и распространяет свое имя и свое присутствие. Ничего необычного и ничего нового в этом нет. Есть чепты и у других клубов, и у больших, и у тех, что поменьше.
3. «Подминание» других клубов. Сразу, давайте, пожалуйста, опираться только на факты и сведения из первых рук. Я вот лично таких фактов «подминания» не знаю, впрочем это ведь и не моя жизнь. Интересный пример: в качестве аргументов оппонентами в недавней полемике были приведены некие конфликты НВ с двумя региональными мотоклубами, не буду их называть (причина – через пять предложений). Что можно было почерпнуть из открытой информации об этих конфликтах? Да ничего, фактического. Судя по сайтам, оба этих региональных клуба существуют и сегодня, позиционируя себя как МС, имея собственную символику. «Ночные Волки», судя по главной странице сайта, тоже МС. На сайтах клубов информации о деталях и сути конфликтов с НВ на текущий момент нет. Если сами стороны предпочитают не оглашать ситуацию, это – их личное дело. Были ли эти конфликты, не было ли их, пришли они к некоему обоюдному согласию или нет – в данном случае это решают сами МС, это их внутренние взаимоотношения. Если молчит первоисточник — о чем речь?
Байкеры – люди достаточно резкие и не пушистые, некоторая конфликтность тут вполне возможна. История тех же «Ночных Волков» отнюдь не вымощена гладким асфальтом, за 90-е соскучиться было тяжело. Только один первый Sexton, на «Соколе», чего стоит, много чего там произошло, включая его уничтожение в результате поджога. Говорят, бандитский след. Теперь же у «Ночных Волков» много отделений в России, открытых в большинстве своем до ругаемого 2009-го. Других клубов тоже немало и они сосуществуют с чептами НВ, дружественно или не дружа и не пересекаясь. Отдельные конфликты, возможно, имеют место, деятельные люди, порой пересекаются в сферах интересов. Но отдельные конфликты, если они и имели место – еще не программа, не синхронные действия. Говорить же о каком-то целенаправленном «давлении» без фактов считаю преждевременным. Нет доказательств системных действий – нет и явления.
Еще вот какой момент. Встречал такую идею у критиков: НВ, дескать, хотят, чтобы на территории России был только один клуб. По мне, так странно. В клуб, вроде, отбирают несколько лет, а не загоняют силком. Не, ну сами судите: сейчас клубов как-то… ну явно не один. Даже больше, чем двадцать. Наверняка больше, чем сто. Объем работы представляете? Можно такую «работу» проделать без стратегического плана? Есть данные о таком плане и такой программе? Уже молчу о более чем вероятном варианте развития: за время «подмятия» ста клубов могут еще сто появиться. А часть людей может просто уйти ЗА клубы или вообще из байкерства. Непонятно, ради чего могут быть проделаны такие усилия, прагматически. Насильно ни на кого цвета не надеть, подневольно ими никто дорожить не будет. Дорог много, у каждого своя. И свобода выбора у каждого своя. И она драгоценна.
Еще почему-то обвиняли «НВ» в пиарности. Когда ездили в госпитали к раненым солдатам – «это ради пиара». Когда помогали сиротам – «это тоже для пиара». Если устраивают шоу не только для своих, не только для байкеров – «это для пиара и вообще шоуменство». Дорогие критики, вы сами-то сделали что для людей? Для мото и немото? Если да – может это тоже пиар был? Ради чего это пиар? Верите, простые люди просто праздник ценят, им как-то нет дела, пиарится кто-то или нет. Или на ваши фесты цивилов не ждете, хотя бы ради отбоя расходов? Рекламы хотят все, кто ждет зрителей. Или пиарятся все организаторы массовых праздников, или никто, иначе это лицемерие. Конечно, можно делать праздники, слеты – только для себя, веселиться в своем кругу, это сколько угодно. «Ночные Волки» так не хотят, вот и все. Да, их действия перенесены в общество. Никто из нас от него не изолирован, даже если нам бы этого очень хотелось. Мотоциклы делают в обществе, бензин тоже, хлеб – тоже. В том же письме «Ночных Волков» кто-то видит пафос, а кто-то гражданскую позицию. Это просто люди разные, поэтому они и живут разными интересами и существуют в разных клубах. Сегодня «Ночных Волков» волнует, как живет страна, они осознали себя ее гражданами, наконец. Не новой формой комсомола, они не участвуют в сваре политических амбиций политиков, они просто делают СВОИ мероприятия для людей, для всех, с мотоциклами или без. Если кто-то видит в этом политику – это лично его мнение. Всякое заметное событие праздными наблюдателями ныне мерится политически, это стиль времени такой. Да, далеко не все бездельники, другие клубы тоже делают свои дела, свои шоу, пробеги, праздники. Так пусть они все будут так же заметны кто против-то! Тут уже вопрос организационный… правда обвинения в пиаре могут начаться прямо немедленно.)) Кстати говоря. А что такого плохого в пиаре-то?
Все выбирают сами, что делать. Хотите жить обособленно, даже в одиночку и ни во что не влезать – ваше право. Те же «Ночные Волки» никак вас за это не осуждают. Ну, значит, не осуждайте и их. Пиар-непиар… Я думаю так. У тех, кто занимается чем-то схожим, просто нет времени на хай, да и не нужно оно. А если есть крикливые бездельники… кому, собственно, интересно их мнение?

Заключение

Да, сейчас «Ночные Волки» не тот МС или MG в «классическом» понимании. Деяние важнее аббревиатур. Быть верным мифу, пришедшему извне – глупость и напрасная растрата жизни. «Волки» выбрали путь созидания, поступков, приняли ценности, которые сочли нужными выбрать. Они не «перековались», они просто осознают реальность и не хотят жить в мифе, они творят историю прямо сейчас. Они устраивают большие праздники для всех, но живут в своем клубе обычным замкнутым коллективом, как и все другие клубы. Да, им не нужно декларировать себя как криминальное образование, тем более что эта «криминальность» – просто понты. Вместо криминала и жизни для самих себя, они выбрали путь созидания, каким его сами понимают. Если это расходится с некоей мифической «традицией», то вывод очевиден: «Ночные Волки» – клуб новой формации. Своей собственной, впрочем, быть самими собой им и не привыкать. Они называют себя Русскими Мотоциклистами. Да как хотят – пусть так и называют. Это не обязывает и не запрещает носить или не носить какие-либо нашивки. И именно это вгоняет в ступор часть мифологизированной публики «в теме», наевшуюся стереотипов. Она просто не может идентифицировать НВ по аббревиатурам, и злится. В общем-то, ничего страшного, если для кого-то важнее буквы, это их выбор. А НВ делают дело. Рассказывает ли Первый канал о байкерах или ты приезжаешь на их шоу – в итоге, я считаю, это для всех. Обыватель, основа общества, не склонен к разборам, у кого какие буквы на спинах. Но именно из общества, в том числе приходят новые кадры и не только к «Ночным Волкам». Так пусть общество байкеров видит. Живьем, без стереотипов.
Да, некоторые «Ночные Волков» не могут понять, но это – пока. Возможно, «Русские мотоциклисты» еще проходят стадию самоидентификации, формирование явления в обществе и байкерском мире еще не закончено и потому оно пока так ново и непривычно. Это Клуб не прозападный и не пропутинский. Запад далеко, а Путин временен. А «Волки» были, есть и будут. Они привозят событие в любой город, где появляются и люди им за это благодарны. Так было в Калининграде, Севастополе, Новороссийске. Так бывает в других городах, где проходят различные заметные региональные мероприятия чепт.
Нравится кому новый формат Клуба или нет – это по большому счету не так и важно. Главное, что он есть, что у него есть друзья и что их больше, чем врагов. Главное – люди благодарны за то, что делают «Ночные Волки». Критики в итоге либо будут удовлетворены, либо им надоест, в любом случае они замолчат, а дело останется. Именно это и есть путь созидания. И тем ценнее это во времена торгашества, продажи собственного народа, принятия западных ценностей, западных лейблов и западных клейм.
Может, на самом деле, не так уж и важно, какие буквы у кого на спинах. Давайте, пусть каждый идет или едет своей дорогой, а судить будем по деяниям. Всем – ровной дороги. И кайфа от делания того, что хочешь, а не от посвящения своей жизни философии мифа, порождения отнюдь не дружественного нам чужого общества. Подумайте об этом. И да пребудет с вами мир!

Дмитрий Гурыч

rus_moto-copy