ВЗГЛЯД ВОЛКА » Русское рассеяние

Русское рассеяние на Балканах

«Русское рассеяние ознакомило с Православием все концы мира, ибо русская беженская масса

в значительной части бессознательно является проповедницей Православия».

Св. Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский, 1938 г. 

В современном мире культурное разнообразие требует поддержки – это необходимость и альтернатива культурной унификации, которая все больше охватывает мир. Сохранение разнообразия – источник развития человека и общества.

На глобальном уровне унификация происходит через попытки силового варианта внедрения «демократических ценностей» отдельными странами в виде бомбовых ударов, разжигания межэтнических конфликтов, пренебрежение нормами международного права и пр. На локальном уровне – кризис семейных отношений и поощрение гедонизма, криминализация общества, рост антагонизма между людьми разных вер и культур, насильственное привитие толерантности, подменяя им истинное милосердие и великодушие.

Все это происходит на фоне важных изменений во всех сферах жизни общества, определяющие его ценностные ориентиры и смысловое содержание. Постмодернистские духовные движения настойчиво проповедуют эстетику гибридного, они возрождают и реконструируют различные традиции восточной и западной культур и религий, эзотерики и язычества, негативно влияя на единство групп, сообществ и общества в целом.

Между тем от эффективного взаимодействия между людьми и межкультурных коммуникаций зависит сохранение этносов, государств и цивилизаций, в том числе славянской.

Существенным вкладом в диалог культур и сохранение разнообразия может стать возрождение истинного славянского единства — крупнейшей группы европейских народов, объединенных общностью происхождения и языковой близостью.

Отсюда вполне закономерно и правильно обратиться к славянскому культурному единству в рамках единых исторических корней, ценностей, традиций и веры. В настоящее время именно славянские страны обладают богатой духовной культурой, основанной на православной традиции, и не принимают гуманитарный кризис с девальвацией норм и ценностей, трансформацией традиций и искажениями в исторической памяти, использованием принципа «относительности» в духовно-нравственной сфере как норму и закономерное общественное развитие. Духовная память – самая глубокая; память основанная на внешних сведениях – всегда формальна, а формальное долго не держится в человеке. Духовная память имеет потаенные схроны от уничтожителей, потому сколько ни перепахивали, не огораживали святую землю – она держалась памятью.

На возрождение духовной памяти и славянского единства нацелены культурно-исторические пробеги и паломничества русских мотоциклистов по славянским землям. Причем не всегда возрождение связано с «преданиями старины глубокой». Недалекий ХХ век породил трагедии связанные не только с войной, но и с безпамятством русских людей.  По прошествии многих десятилетий можно сказать, что мы до сих пор не осознаем этого и не осмысливаем произошедшее. Хотя еще в 1938 г. архиепископ Иоанн, Шанхайский и Сан-Францисский отмечал, что «Русским Зарубежом дано по всей вселенной светить светом Православия, дабы другие народы, видя добрые дела их, прославили Отца нашего, Иже есть на небесех, и тем снискали себе спасение. Не выполняя же своего задания, даже унижая Православие своей жизнью, наше Зарубежье имеет перед собой две дороги: или обратиться на путь покаяния и измолив у Бога себе прощение, возродившись духовно, сделаться способным возродить и страдающую нашу Родину, или быть ему окончательно отверженным Богом и оставаться в изгнании, гонимым всеми, пока постепенно оно не выродится и не исчезнет с лица земли».

Полнее понять слова святого можно посетив земли братского нам сербского народа, проживающего по всей территории в Королевства сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. — Королевство Югославия, в настоящее время отдельные государства). Русское рассеяние послужило распространению православия по всему миру. К 2007 году в РПЦЗ было 8 епархий и 300 приходов в Западной Европе, в Северной и Южной Америках, в Австралии и Новой Зеландии. Западные страны были духовно украшены православными монастырями и храмами. Синод Русской зарубежной церкви изначально находился в Сербии. Сербский патриарх и Архиерейский собор Сербской церкви позволил функционировать русским церковным структурам на своей канонической территории. Из истории Церкви эмигрантами были найдены канонические обоснования временной возможности подобного положения. В 1921 году был создан Синод для управления церковными структурами в эмиграции. Он размещался с 1921 по 1946 годы в Сремских Карловцах, с 1946 по 1950 годы в Мюнхене, с 1950 года по настоящее время – в Нью-Йорке.

Именно в Югославии отношение к русским эмигрантам, и прежде всего в Сербии и Черногории, было особым. На русских беженцев было перенесено традиционное отношение этих православных народов к исторической России, уцелевшей частью которой они и являлись в глазах местного населения. Многовековая защита Россией интересов православных славян, и в особенности роль России и императора Николая II в событиях Первой мировой войны, не могла остаться без ответа. Понимали в Югославии и то, что, по определению проф. Г.Н. Пио-Ульского, «потеря русскими их родины есть следствие войны», войны в защиту Сербии.

Не будет ошибкой сравнить расселение русских людей на сербской земле с расселением сербов на русской земле в XVIII- XIX вв. Так к 1760 г. население Новой Сербии и Славяносербии (ныне территория Украины — Новороссия) превышало 26 000 душ. Так на протяжении веков происходило взаимопроникновение и укрепление связей двух братских народов, дававшие кров друг другу в тяжелые периоды истории.

После событий 1917 года в России много русских осталось в Королевстве Сербии навсегда. Но «Бог не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы» (Лк.20,38). Это ли не напоминание об ответственности нашей перед предками, о сбережении, насколько можем, памяти о них? Самоубийственно для человека избавление от духовного родства с мертвыми, беспамятство и невменяемость более всего проявляются в отношении к покинувшим нас.

Так небольшие городки черногорский Херцег-Нови и сербский Белая Церковь, которые ежегодно посещают русские мотоциклисты, хранят память о рабах Божиих, исполнивших свой долг перед православием и Россией.

Херцег-Нови — город с большой военной историей, напоминающей историю легендарного русского Севастополя. В нем расположено русское кладбище наших соотечественников, закончивших свой жизненный путь вдали от Родины и стоит красивейший русский храм во славу великого русского адмирала, святого праведного Федора Ушакова. В 1805 г эскадра адмирала Ушакова и Синявина защищали берега Далмации и Черногории от  войск Наполеона, где наш бравый адмирал, не знавший ни одного поражения, в очередной раз совершил победу над французской эскадрой и Херцег-Нови на год стал русским городом.

Храм праведного воина Федора Ушакова принадлежит Русской Православной церкви. Работами по реставрации и восстановлению русской святыни руководил староста храма, иконописец, строитель и директор кладбища – Александр Борисович Беляков.

История русского кладбища в Херцег-Нови началась в 1917 году, когда после Октябрьской революции многие сторонники Царской России бежали куда глаза глядят, чтобы спасти свою жизнь.  Новый дом в Королевстве Сербов Словенцев Хорватов нашли около 70 тысяч русских. Это генералы и офицеры царской армии, врачи и учителя, архитекторы и музыканты. Аристократия и интеллигенция в один день оказалась без крыши над головой. Они бежали в основном из Одессы и Крыма кораблями через Стамбул, Варну, Констанцию до Дубровника и Боко-Которской бухты. Пока они плыли, многие голодали, болели тифом, кто-то умирал в пути… Прибывать в Боко-Которскую бухту начали с 1917 г несколькими волнами. Из Одессы бежали в 1919, а самая большая волна эмиграции была с марта 1920  г до середины 1921. После поражения Русской армии барона П. Н. Врангеля в ноябре 1920 года из Крыма тоже бежали в КССХ, сам же Врангель похоронен в Белграде в русской церкви Святой Троицы. Часть людей осела в Херцег-Нови, кто-то расселился по другим городам, оказав значительное влияние на культуру и образование черногорцев.

По прибытию в Черногорию их пропитанием и лечением занимался Красный Крест. Позже в заливе было открыто для беженцев 3 больницы, дом инвалидов, дом престарелых, санаторий и Русский Красный Крест. В Херцег-Нови прибывало больше стариков и инвалидов. Было сформировано общество Белых сестер Котора, которые им помогали. Среди белых эмигрантов было 70 генералов, 12 остались жить в Херцег-Нови.

Шло время, люди уходили в мир иной, оставляя о себе память и потомков. Русское кладбище в Савинской роще стало образовываться в 30-х годах прошлого столетия, местные его называли еще военным кладбищем, со временем было запущено. А в 2007 г найденные останки освятили, перезахоронили и возвели русскую церковь Федора Ушакова.

Долгое пребывание в трюмах и на палубах судов в ужасающих антисанитарных условиях вызвало еще в море вспышку эпидемий сыпного и возвратного тифа, которые продолжали усиливаться после высадки на берег. Особенно тяжелое положение сложилось среди высаженных в районе Которской бухты. К середине января 1921 г. число больных в открытых там РОКК четырех лазаретах, рассчитанных всего на 450 коек, достигало 1,5 тыс. человек. После двух-трехмесячного карантина беженцев эшелонами отправляли вглубь страны. Богатых беженцев, кто оставался в Херцег-Нови, расселяли по отелям, а бедных помещали в бывшие австро-венгерские казармы. Сами подумайте, как маленький город мог резко принять, накормить и дать работу нескольким десяткам тысяч людей? Поэтому русские эмигранты расселялись кто куда, им нужно было искать себе применение, зарабатывать и кормить семьи. Некоторые военные стали служить в королевской армии, охраняли границу вблизи с Албанией. К 30-м годам в Херцег-Нови осталось жить от 800 до 1000 наших эмигрантов, это достаточно  большая колония по тем временам.

Что делать художникам, инженерам, медикам, музыкантам и офицерам в эмиграции? Они открыли свои библиотеки, клубы по интересам, распространяли русскую культуру. Через  9 лет после прибытия в Херцег-Нови русские эмигранты основали филателистское общество и стали выпускать журнал «Rossika». Он печатался на русском языке в сербском г. Нови Сад. Бедным приходилось тяжелее всего, чтобы выжить — занимались различными ремеслами. Генералы становились обувщиками, продавцами газет, дворниками… Маргарита Лысенко стала одним из первых педагогов музыки в Херцег-Нови, кто-то работал врачом в больнице, учителями в школах и гимназиях.

В Херцег-Нови благодаря потомкам распространились фамилии Вериго, Никитенко. Например, в Будве есть черногорец Владимир Кузнецов, он не знает русский язык… Но в целом русские с местным населением мешались слабо, ассимилироваться многим не удалось, тосковали по родине. Они думали, что красная революция будет короткой, а не вышло…

Потомок генерала Николая Никитенко вспоминает, как его дед из Севастополя плыл в Херцег-Нови, переболел тифом и чудом выжил. С женой и сыном поселились в отель «Бока», это было единственное место с электричеством тогда. 8 лет белогвардейцев финансировал король Александр Карагеоргиевич (до своей смерти), потом они переселились в Зеленику и продолжили полуголодное существование. Сын Николая Никитенко зарабатывал подметанием рынка. В 1948 г они были вынуждены снова эмигрировать — в Албанию. Все помнят, что в этом году дружбе Сталина и Тито пришел конец, а с Ходжой наоборот были теплые отношения. Николай Никитенко думал переехать в Тирану, чтобы семья была в безопасности.  В итоге, они остались в Херцег-Нови, но многие русские были убиты, а часть бежала в албанскую столицу. Через 55 лет сын Николая встретился с братом Глебом, который эмигрировал в Стамбул, позже стал военным французской армии и другом Шарля де Голя, и только через 55 лет встретил своего брата из Черногории. Уже в преклонном возрасте, в 1976 году, он приехал навестить родню в Херцег-Нови и рассказал, что бывал уже тут в 1910 г в Цетинье, когда короновали черногорского князя Николу I. Кто б мог подумать, что через короткое время  его близкие будут бежать от «красных» в этот регион.

Андрей Попов, закончивший царскую Военную Академию, чей отец был мэром Харькова, зарабатывал на жизнь столярными работами и рыболовством. Генерал Александр Файвцев устроился преподавать математику в Которскую гимназию. В основном все белогвардейцы жили от социальной помощи. Почему король Югославии помогал им? Все просто — Александр учился когда-то в Питере, а его крестным был русский царь Николай II. Правительство и духовенство Королевства были русофилами.

Появление «крымских» беженцев, среди которых было несколько тысяч детей, подростков и молодых людей, нуждавшихся в завершении своего образования сделало необходимым расширение сети русских учебных Заведений. К 1925 г на всей территории КССХ уже работало 17 русских школ, в которой обучалось 2820 учеников. Их финансировало государство и Министерство образования. По некоторым данным, не менее 50% российских беженцев были украинцами по происхождению. Более половины из 30 тыс. беженцев в прошлом являлись военными и чиновниками, меньше трети до войны работали в хозяйственной сфере, 14% приходилось на педагогов, врачей, литераторов, духовенство, художников и артистов, 5% составляли квалифицированные канцелярские работники.

Заброшенным русское кладбище стало после Второй мировой войны с уменьшением русских в Херцег-Нови. В момент реконструкции было прописано 39 мест с захороненными 47 людьми. На восстановление этого места и церковь было выделено 60 000 евро партией «Единая Россия». Большое число русских эмигрантов так и лежат в земле безымянными. Некоторых наших соотечественников хоронили около церкви «Святого Спаса», (р-н Топла) и церкви «Святого Преображения» (р-н Игало), близ Херцег-Нови.

Староста храма, иконописец, строитель и директор кладбища – Александр Борисович Беляков. Вот, что он вспоминает, когда увидел это место заброшенным: «Картина была удручающая. Остатки могил, обломки крестов. Земля здесь зыбкая, наползала на могильные камни. Трава выше человеческого роста, не пройдешь… Помойка. Ржавые стиральные машины валялись, холодильники, металлоконструкции. Мерзость запустения. Заброшено кладбище было в 1950-е, после того, как пошло известное обострение отношений между Советским Союзом и Югославией, между Сталиным и Тито. Тогда в Югославии все, что было связано с Россией, с русскими, всячески закрывалось, пресекалось, уничтожалось. Оставшиеся эмигранты и их потомки покидали страну. Реконструировать кладбище белогвардейцев решило Общество русско-сербской дружбы во главе с Горданой Булатович. Поначалу им сказали, что эта часть городского кладбища восстановлению не подлежит, все здесь бульдозер сравняет с землей, после чего продолжатся новые захоронения. Общество добилось через суд решения о временной консервации этой территории. Так они помешали окончательному уничтожению русского кладбища. По списку здесь значилось около 270 установленных могил, но многие кости доставали из-за нехватки места и кидали в колодцы в общую кучу…».

Белая Церковь находится в автономном крае Воеводина (Сербия). Город основан в 1717 году. Неразрывная связь с Россией установилась в 20-е гг. ХХ в., когда в городе поселились русские эмигранты, которые составили третью по численности после немцев и сербов колонию — около 2,5 тысяч человек. Сюда были целиком эвакуированы некоторые учебные заведения из России.

Начиная с октября 1922 г. в городе базировался Крымский кадетский корпус, с октября 1929 г. — Первый Русский Князя Константина Константиновича кадетский корпус. На тот момент это был единственный русский кадетский корпус в мире. Таким образом, благодаря Сербии сохранилась традиция русских кадетских корпусов, берущая свое начало с 1732 г. До апреля 1942 г. кадетский корпус занимал здание на окраине города, затем был выселен из него нацистскими оккупантами и переехал в здание Донского Мариинского института, где функционировал до октября 1944 г. С 2010 г. одна из площадей города носит название площадь Русских Кадет. В мае 2014 г. в здании бывшего кадетского корпуса впервые за 70 лет прошла кадетская церемония — освящение и передача белорусской делегации знамени Полоцкого кадетского корпуса.

В городе построена и действует поныне церковь Иоанна Богослова, построенная на средства русских эмигрантов. В храме в настоящее время хранятся святыни Омского кадетского корпуса (до 1925 г. — 1-й Сибирский императора Александра I кадетский корпус).

Кроме храма посещают русские мотоциклисты и русскую часть кладбища в Белой Церкви, где похоронены многие русские кадеты, офицеры-воспитатели и преподаватели русских кадетских корпусов (656 человек, из них 19 генералов). Также на этом кладбище находятся захоронения русских солдат и офицеров, умерших в плену в 1914 – 1918 гг.

Память о пути русских людей в Белую Церковь хранит «Мемориальная  кадетская  комната» Владимира и Валентины Кастеляновых, которая появилась в 2006 году, когда происходило присуждение одной из площадей города  имени «Площадь  русских  кадет».

В  кадетской  комнате  находятся  оригинальные  фотографии  из  жизни  Крымского  кадетского  корпуса ( из  Стрнища  и  Белой  Церкви),  Первого  Русского  кадетского  корпуса (из  Сараева и Белой  Церкви),  и  Первого Русского  Великого  Князя Константина  Константиновича,  как  и  девичьего  Мариинского  Донского  Института. На  картах  показан  путь  кадетских   корпусов  из  России  в  Югославию.  А  целое  путешествие  Владикавказского  а  потом  Крымского  Кадетского  норпуса  находятся  на  рисунках  и  вырезанной  палочке  полковника  И.П. Трофимова (дедушке Валентины). В  музее  находятся “Памятки” корпусов  от 1929 года  и дальше,  книги  и  журналы  которые  привезены  с  корпусами  из  России,  как  и  журналы  и  бильтены,  которые  печатались  в разных  кадетских  объединениях  за  рубежом.  Разные  свидетельства  и  документы  русских  проживавших  в  Белой  Церкви,  так  и  книжечки  напечатанные  в  миссионерском  обществе  при  русской  церкви  в  Белой  Церкви. Сохранены  и  оригинальные  письма,  фотографии  и  иконы  из  России,  привезённые  русскими  беженцами. Разные  предметы  сделаны  кадетами  в  корпусе, значки, и переписка с  пожеланиями  в  альбомах  девушек  института  и кадет. Фотографии  спектаклей,  которые  давались Белоцерковцам  и  их  гостями.

Благодаря таким людям мы не на словах, а на деле видим, как бережно восстанавливается память и хранится братство и любовь между странами и народами.

Вот что говорит Владимир Николаевич (создатель и хранитель музея): «Годами  мы  собирали  и  берегли  всё  что  было  в  связи  с  русскими  в  Белой  Церкви  и  шире,  а  особенно  в  связи  с  кадетским  корпусом  и  девичьим  институтом.  Мы  хотели  сохранить  след  о  том,  что  Белая  Церковь  была для  русских,  и  что  она  всё-таки  представляла  капельку  истории  России. А  без этой комнаты никакой  след  бы  не  остался,  и  всё  бы  забылось, что  здесь  было  и  происходило. Мы  с  супругой  Валентиной,  желаем  сохранить  память  о  последнем русском  Кадетском  Корпусе  дореволюционной  России  и  Мариинском  Донском  Институте.  Наша  цель  не предавать  забытью  след  о  существовании  этих  учебных  заведений в городе,  которые  внесли  большой  вклад  в  культурную  жизнь  и  воспитание  русской  молодёжи  того  времени  за  рубежом. Я желаю  сохранить  в  нашей  “Мемориальной  кадетской  комнате” для будущего  основную  миссию  Кадетских  Корпусов,  которые  давали  прекрасное образование и воспитывали в кадетах лучшие качества честь, достоинство, веру в добро и справедливость, и любовь к  Отечеству, товарищество и братство».

Херцег-Нови и Белая Церковь – ярчайший пример сподвижничества во имя увековечивания памяти наших соотечественников, оказавшихся волею судьбы, заброшенными в чужие, пусть даже братские, края. Восстановленные руками и сердцами русских людей места покоя, храмы, мемориальные комнаты и другие памятные места радуют и напоминают нам о героических и просветительских вехах истории государства Российского и братских отношениях двух славянских держав.

В подготовке материала использованы следующие источники:

  1. Боаз Хус. Новая эра каббалы. Современная каббала, Нью Эйдж и духовность в эпоху постмодерна / Боаз Хус // Государство, религия, церковь. – 2013. – №4.
  2. Корольков А.А. Паломничество в Апокалипсис. Размышления о наших святых. СПб., Диоптра, 2009
  3. Исторические повороты культуры: сборник научных статей (к 70-летию профессора И.В. Кондакова) / общ. ред. и сост. О.Н. Астафьевой. – М.: «Издательство» Согласие», 2018
  4. Открытые источники сети Интернет:

http://www.pravoslavie.ru/put/nasledie/ioann_sf.htm

http://www.stoletie.ru/obschestvo/russkije_v_rassejanii_601.htm

http://www.perspektivy.info/rus/rassey/russkaja_emigracija_v_jugoslavii_19201945_2007-03-19.htm

http://rusdoroga.su/russian-road/

http://www.respect.rs/relationships/russian/general_russian

http://www.ruskasoba.org/ru_index.html

http://www.bfrz.ru/?mod=news&id=65