ВЗГЛЯД ВОЛКА » Во Святой Город…

Иеромонах Гурий (Гусев), Ночные Волки. Сергиев Посад

НОЧНЫЕ ВОЛКИ. ПАЛОМНИЧЕСТВО ВО СВЯТОЙ ГОРОД

В наступившем году Русская Православная Церковь, Русская земля и зарубежье, везде, где бьется православное сердце, чтит и вспоминает своего великого святого молитвенника и заступника – преподобного Сергия Радонежского, со дня рождения которого исполняется в этом году 700 лет(1) . Каждый христианин, каждый здравомыслящий русский человек всегда стремился духовно осмыслить свою жизнь, род своей деятельности, приблизиться к Богу и поэтому почитает святых, места, связанные с их жизнью и стремится посетить их. Вокруг Лавры Преподобного собралось и наше «малое стадо» — отделение Мотоклуба Ночные волки в Сергиевом Посаде.

Святыней вселенского масштаба, несомненно, является Святая земля, которая спокон веков была и остается объектом чаяния любого верующего, и, хотя бы раз в жизни посетить ее мечтает любой паломник. Сегодня хочется рассказать об одном из замечательных паломничеств во Святую землю, святой град Иерусалим и его окрестности членов мотоклуба Ночные волки.
Сложно вспомнить тот момент, когда впервые пришла нам идея отправиться в паломничество в Святой город. Так, наверное, и пришла, как воплощенное продолжение желания приблизиться к Богу. Собрались как-то на праздник в Троице-Сергиевой Лавре, а потом, за чаепитием на «Клаб-хаусе» Сергиево-Посадского отделения, сидя у камина, и решили. Один говорит: хочу рубаху с надписью «помяни меня, Господи, во царствии Твоем!», — а у меня мысли сразу унеслись на Голгофу, туда, где разбойник, не имевший никакой надежды на прощение, произнес эти слова. Вот за этой нашей беседой у камина и решили мы ехать. Бог весть, собрался бы я, когда-либо съездить туда, если бы не мои братья. Тут уместно вспомнить, что в Житии преподобного Сергия указывается на то обстоятельство, что святой подвизался, «не исходя от места своего в иные пределы, разве нужды некой», далее прибавляет: «не взыскал Царствующего града, ни святыя Горы или Иерусалима, якоже аз окаянный и лишенный разума»(2) . Следовало бы и мне подражать преподобному, но глядя на моих товарищей, сердце которых горело тогда непреодолимым желанием посетить Святую землю, и которых я всем сердцем люблю, я не смог противостоять. Помяни и меня, Господи, во Царствии Твоем!.. Едем!

7768_10201210989748688_1611415975_n

Шереметьево. Благоразумные разбойники

Первая мысль, которая появилась в моей голове, когда я встретил моих дорогих попутчиков в аэропорту «Шереметьево», — «нас не пропустят через границу!». И, правда, вид у нашей компании был, мягко говоря, не стандартный. Невольно вспомнился случай из истории, когда русские офицеры договорились собраться в одном из кафе Стамбула, в то время, как русская армия стояла в Сан-Стефано. Естественно собрались в штатском. Один из очевидцев вспоминал появление Михаила Дмитриевича Скобелева в гражданском пальто, которое неказисто сидело на боевом генерале. Смеху, думаю, было не меньше чем теперь! Передо мной стояли мои друзья – все, как на подбор, переодетые хулиганы, только на одежде было множество радикальной православной символики. Запомнился череп с кинжалом в зубах и надписью: «православие или смерть». В общем, собрались, как умели. Выпив кофе и помолившись, пошли в самолет – пугать ортодоксальных пассажиров своим видом. Я сижу с Алешей, Дима, Рома и Дэн впереди, где-то тут и Анзор.
Вот уже и «хвостик» острова Кипр за иллюминатором по правому борту нашего самолета. В руках четки, лица серьезны. Ожидание великого и святого.

Международный аэропорт «Бен Гурион»

В международном аэропорту «Бен Гурион»(3)  проходим паспортный король. Из зоны прибытия в зону выдачи багажа ведет длинный пространный зал, половина которого представляет собой движущийся пол, видимо для людей с ограниченными возможностями здоровья. Делимся на две команды: одни идут пешком, другие, из любопытства «едут» по коридору – большие дети! Выйдя на улицу, почувствовали разницу между – 25 и + 25 градусами. Под ногами древняя библейская земля. Светит яркое солнце. Восхищаемся местным колоритом, отправляемся на поиски заказанного накануне Ромой автомобиля. Нас шестеро и автомобиль арендуем вместительный – просторный белый мини-вэн с израильскими, соответственно, номерами. Погрузились, тронулись. Впереди Иерусалим – «Середина Земли».

Иерусалим

В Иерусалим из аэропорта ведет трасса № 1 – просторная ровная дорога. О дорогах в Израиле скажу, что дороги очень хорошие, качественное покрытие, понятные указатели. Непривычно обилие светофоров в городах. На перекрестках, на каждую полосу по светофору со стрелкой. Хорошие дороги, это приятное обстоятельство, приятно начинать путешествие с хороших эмоций. Далее объезжаем вокруг города, сворачиваем на шоссе № 60 и, немного «потолкавшись», оказываемся на парковке около Дамасских ворот Старого города. Перед нами стены Древнего Иерусалима. В этот день мы пришли в Храм Святого Гроба.
Старый Иерусалим имеет множество узких, восточного типа улочек, в дневное время переполненных множеством спешащих местных жителей и паломников со всех концов света. Центральные улицы представляют собой восточный рынок. Повсюду слышна речь на различных языках, в основном на арабском и русском. С непривычки очень легко заблудиться. Но именно рынок и является ориентиром. Занимая центральные улицы, он неизбежно приводит к храму. Одна из важнейших дорог Святого города – Via dolorosa, что означает «Скорбный путь». По этому пути шел на распятие Христос, неся Крест и несколько раз падая под его тяжестью. Эти скорбные остановки Господа отмечены римскими цифрами на стенах улицы. Начинается она от Львиных ворот, тех самых, за которые вывели святого первомученика архидиакона Стефана на казнь(4), и продолжается до Голгофы, над которой сегодня возвышаются своды храма. Дорога, освященная стопами нашего Спасителя, и политая слезами многих сотен тысяч паломников, посещавших эти места во все времена. По этому пути нам предстоит пройти в ближайшие дни.

Фото0280

Храм Воскресения

Лидда – город святого Георгия
После посещения святынь Храма Воскресения, мы собрались побывать на Галлилейском озере – месте проповеди Христа, месте, где совершено было множество Божественных чудес в годы земной жизни нашего Спасителя. Наш путь из Иерусалима идет сначала на запад, а затем пролегает на север вдоль побережья Средиземного моря. Выезжаем по той же трассе № 1 и мчимся по направлению к Тель-Авиву. По пути ищем указатель на город Lod, — это и есть Лидда. В этом городке находится небольшой греческий монастырь, мирно соседствующий со старинной мечетью, построенной на месте христианской базилики. Часть этой мечети занимает просторный храм с криптой. Именно здесь находится главная святыня этого города – гробница святого великомученика Георгия Победоносца. Приехали. Храм легко заметить по высокому минарету и зеленому куполу, находящейся тут же мечети. В церкви нас встретила приветливая матушка и сразу предложила нам помазаться освященным на гробнице святого маслом. Нужно сказать, что масло на востоке очень ароматное, все-таки восток – дело тонкое, и люди здесь тонкие ценители прекрасного. Ведь подумать только: все эти благовония добываются из растений пустыни. И что бы собрать их, нужно быть большим мастером своего дела. Но, оставим лирику. Приложившись к гробнице, прочли Святое Евангелие и молитву Великомученику. Тут же сфотографировались на фотоаппараты. «На фейсбук!» – кричит Алексей, и мы снова встаем, чтобы сфотографироваться на его Ай-Фон – в России ждут новостей от богомольцев! В храме хранятся вериги, которыми был скован святой, и часть его святых мощей. Раньше вериги были доступны, и весели на колонне в храме, а теперь лежат под стеклышком, наверное, для безопасности. Но благодати от посещения святого места от этого не меньше. Купили сувениры. Собираемся дальше. Прямо рядом с храмом святого Георгия арабская школа для девочек, откуда слышен развеселый детский смех. На выходе нас останавливают две улыбчивые девочки-арабки и на плохом английском пытаются поговорить. Поскольку, и наш «Инглиш» почти, как и у них, то мы легко находим общий язык, и мило беседуем о том, что: «Россия – хорошо, Америка – плохо; здесь арабская школа, и теперь мы друзья!..» С сияющими улыбками прощаемся. Около машины уже ждет Денис, он достал коробку клубники, и мы нежимся на ослепительном Палестинском солнце еще минут десять. Звучит пастырское: «по машинам!», и мы снова на асфальтовой ленте. Впереди Яффо – один из немногих крупных городов Израиля.

Яффо. «Тавифа! встань»

Нам не нужно в аэропорт, и поэтому мы сворачиваем налево в Яффо. Здесь, в центре Старого города располагается старейшее русское подворье в честь праведной Тавифы. Долго кружим вокруг храма, ищем въезд. Находим ворота с грозной надписью на русском языке: «Парковка запрещена. Машины будут эвакуированы!». Естественно здесь и паркуемся! Оставляем место для въезда машин. Ох уж эти русские паломники… Велосипедная дорожка вдоль высокой стены, экзотические деревья. Находим дверь с домофоном: «Здравствуйте! Мы из России!» — щелкает домофон, дверь открывается. Входим, хочется отблагодарить невидимого благодетеля, но никого у дверей не находим. Двор наполнен русскими паломниками. В середине сада возвышается красивый русский храм. Здесь, словами апостола Петра: «Тавифа! Встань», была воскрешена праведная Тавифа(5) . На пороге встречает сестра подворья и уже разливает нам чай с лимоном и сладостями. Очарованы гостеприимством. В церкви прикладываемся к иконам. Потрясает живописная роспись, изображающая отречение Петра: Христос в терновом венце оглянулся на Петра, сидящего у костра, — сейчас он «выйдет горько плача» (6). Анзор зовет из другой половины храма – там образ преподобного Сергия. Немного поодаль икона грузинских мучеников, показываю ее Анзору. Молимся вместе у родных икон.
На запад от церкви находится гробница праведной Тавифы. Проходим в узкую пещерку, пол в ней украшен старинной мозаикой. Помолились и здесь. Время насладиться гостеприимством. Протягиваем ноги, пьем чай с печеньями. Долго задерживаться не будем, сегодня нам нужно доехать до Галилеи.

Фавор

По шоссе №20 выезжаем на трассу №2. Эта дорога ведет нас на север страны вдоль побережья Средиземного моря. Возникает спор о превосходстве бумажной карты над навигатором и наоборот. Рома пытается ориентироваться по «мобильнику», а я, по привычке – по картам. Так и едем: Рома смотрит в телефон – я шебуршу картами. Анзор смиренно слушает обоих и рулит. Дэн и Дима — в наушниках: кому интересно в паломничестве слушать споры? Проезжаем много интересных мест. Справа остался поворот на Кессарию – древний город известный своими учеными богословами, место подвига многих христианских мучеников, к сожалению, времени на все не хватает. Автомобильная пробка. Вечереет. После городка Хадера поворачиваем на трассу № 65. После городка Афула увидим Фаворскую гору, спешим – здесь темнеет быстро. План посещения святых мест, составленный перед поездкой, приходится менять на ходу. Дело в том, что мы совсем не учли несколько важных моментов: загруженность дорог, разные пожелания участников поездки и не рассчитали наши силы. Совсем неожиданно для себя я почувствовал, что в поездке очень не хочется рано вставать. Теперь знаю, что в паломничестве, тем более, когда время пребывания ограничено, нужно пораньше ложиться, что бы пораньше встать. Итак, перед нами, на темнеющем горизонте показался Фавор. На этой горе Господь преобразился перед учениками, являя им Свое Божество, укрепляя в них веру «да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное, мирови же проповедят…(7)» Через небольшую деревню по указателям взбираемся на вершину по крутому серпантину. Совсем стемнело. На вершине развилка: налево православный монастырь – направо католический. В разное время разные святыни Святой земли переходили из рук в руки, теперь бок обок соседствуют храмы и монастыри разных конфесий. Объединяет их общее почитание святынь, связанных с Библейской историей. К воротам православного монастыря подъехали в полной темноте. Сверху открывается вид на огни окрестных населенных пунктов. У ворот прочитали Евангельское чтение на Преображение, тропарь праздника. Нужно спешить – в Капернауме нас ждет отец Иринарх — смотритель храма Двенадцати апостолов, уже спускаясь по серпантину вниз, созваниваемся с ним.

1780743_10201202033884797_1225614016_n

Капернаум. Окрестности Галлилейскго озера

С 65-й трассы сворачиваем на 77-ю, в Тверии выезжаем на 90-ю, немного движемся вдоль Галлилейского озера, съезжаем на 78-ю и подъезжаем к воротам. Монах Иринарх – душевнейший старец, радушно принимает нас, батюшка прекрасно говорит по-русски, и мы чувствуем себя как дома. После скромного ужина и душевной беседы ложимся спать. Ночью раздается гром и возгласы: в темноте на кого-то из нас падает вешалка с вещами! – повод для веселых воспоминаний на несколько дней!
Встали рано, дело в том, что смотритель открывает ворота обители для паломников в девять часов, а у нас огромное желание искупаться в священных водах озера, по которому ходил Христос. Здесь Петр, начал утопать, усомнившись в чуде(8) , на берегу этого озера Господь ел рыбу с учениками по Воскресении из мертвых!(9)  Сама церковь стоит на месте дома, где Христос исцелил болящего, спущенного на одре через разобранную крышу: «возьми одр твой и ходи!(10)» Проходим через парк мимо церкви на берег. В свете утреннего солнца предстает перед нами Галлиейское озеро. На озере штиль. В воде находим настоящих крабов! По неровным камням заходим в воду. Вода прохладная, Дима далеко уплыл, а мы трижды окунувшись, выходим обратно. Фотографируемся и идем на молитву в церковь, здесь читаем Евангелие, помазываемся святым маслом от лампад, рассматриваем удивительной красоты фрески, на золотом фоне, изображающие священные сюжеты. Отец Иринарх и здесь не бросает нас, отвечает на разные вопросы. Идем завтракать. За завтраком снова долго беседуем. Помогли хозяину прибраться. Уезжать не хочется, настолько тепло и радушно встретил нас старец. Долго прощаемся. Меняемся координатами. Анзор хочет пожертвовать денег, но отец отказывается, Анзор направляется в церковь, что бы оставить деньги там, но батюшка говорит, что храм закрыт. Наш Анзор в недоумении ищет, куда бы тайно подсунуть купюру и, наконец, находит маленький ящичек для пожертвований на хоз. нужды. Пока отец Иринарх не смотрит – просовывает деньги туда. За завтраком отец Иринарх подробно рассказал, что и в какой очередности посетить. Едем в, расположившейся по соседству музей. Тут, на берегу раскопки руин древнего Капернаума. Очень хорошо сохранились остатки «Белой синагоги», где Христос в одну из суббот исцелил имеющего сухую руку человека, и лицемерные фарисеи осуждали Его за это(11). Рядом место, где был дом петровой тещи, и где она получила Божественное исцеление от «огненной болезни»(12) . Место это принадлежит католикам, и они берут за вход деньги. Поднимаемся на Гору блаженств. Эта возвышенность находится над Капернаумом, отсюда открывается красивый вид на озеро. На этом месте произнес Господь Свою Нагорную проповедь(13). Место так же принадлежит католикам, и благочестивые западные паломники обходят храм по тропинке и поют на латыни «заповеди блаженств». Мы же остановились поодаль, и в тени пальм расселись на огромных валунах. Здесь мы прочитали соответствующее Евангелие и побыли в тишине. Спустившись обратно к озеру, мы посетили местечко, называемое Табха – место, где Господь напитал двумя рыбами и пятью хлебами несколько тысяч человек – место «приумножения хлебов»(14). Современная базилика – точная реконструкция древнего христианского храма VI века, под алтарем которой известная во всем христианском мире мозаика с изображением рыб и корзины с хлебом. Наш путь лежит в Канну Галлилейскую – место первого чуда, где Христос притворил воду в вино.

Канна. Назарет

Kafr Kana – так называется на местном наречии Библейская Канна, дорога № 77 по пути в Назарет. В этом городке праздновал когда-то свадьбу апостол Симон Кананит, и Иисус со Своей Пречистой Матерью были в числе приглашенных. Здесь Спаситель явил свое первое чудо – притворил воду в вино, и «вероваша в Него ученики Его»(15) . Храм, как и большинство православных храмов Святой земли, принадлежит Иерусалимскому Патриархату. Рядом стоит большой католический храм. В нашем храме для обозрения выставлены два древних водоноса – сосуды для хранения воды, сохранившиеся со времен Христа. В этом храме можно приобрести вино в память о посещении этого места.
Назарет — очень шумный колоритный город, в котором живут арабы и евреи. Часто можно услышать русскую речь. В этом городе когда-то располагалось Императорское Православное Палестинское Общество, до сих пор улица, где стоит это здание, называется Московия. В правление Никиты Хрущева оно перестало быть нашим. Многие русские владения в Палестине, собиравшиеся трудами многих людей, «дальновидный» политик обменял на мандарины. Святыни этого города, это дом Святого семейства и источник Благовещения, где, по преданию, архангел предстал Деве Марии, благовествуя Ей о рождении Спасителя мира(16). Церковь благовещения посещается паломниками и местными православными арабами. Смотритель почему-то не открыл нам доступ к источнику, и мы попили набранной оттуда водички из емкости. В Назарете мы встретились с нашими друзьями Темой и Аней, они угостили нас ужином в гостеприимном арабском ресторанчике и составили компанию. Идя по одной из центральных улиц, мы встретили огромную толпу манифестантов, с шумом и криками требующими какой-то человеческой правды. Стемнело, и нам нужно выдвигаться в обратный путь. Наши друзья провожают нас на машине до шоссе № 65, затем мы выезжаем на трассу № 6, которая снова возвращает нас на «еденицу». Мы в Иерусалиме. Снимаем номер в Старом городе недалеко от Храма Воскресения. Ночью хотим сходить на службу, но сил, кажется, нет. Убеждаю своих спутников, что жаль не воспользоваться таким близким расположением к Храму Гроба Господня и не сходить на молитву. Сердца у всех мягкие – никто отказать не может. Ложимся на часок отдохнуть. В 23 часа встаем, идем по ночным улочкам древнего города, но храм оказался закрыт. Что ж, такое бывает – не сподобились, и мы устало плетемся обратно в гостиницу спать.

Иорданские монастыри. Река Иордан. «Вайцевские» рубахи

Сегодня мы собираемся на Иордан! Сравнительно не далеко, на восток от Иерусалима располагается Иудейская пустыня – место подвигов многих христианских подвижников. До сих пор пустыня хранит древние православные обители. В эту пустыню удалялся святой Предтеча(17), и к нему пришел Христос, чтобы креститься в Иорданских струях(18). Река Иордан протекает с севера на юг и разделяет Израиль и Иорданию. Для того, чтобы попасть на место крещения следует двигаться по трассе № 1 на восток и, объехав Иерихон, свернуть налево на трассу № 90. Первым на пути к Иордану встречается древний монастырь преподобного Герасима Иорданского. Небольшая обитель окружена рощей финиковых пальм. Пройдя в низкие ворота, попадаем в уютный дворик с колодцем в центре. Перед нами маленькая колокольня с часами, во дворе клетки с попугаями, которые приветствуют входящих заученным «Хэллоу!(19)» Первым делом идем в храм. Поднимаемся по лестнице на второй ярус стены, и через галерею проходим в церковь. Нас догоняет шумная экскурсия арабских школьников, они рассаживаются по лавкам и их учительница начинает рассказ на арабском языке. Мы спускаемся вниз, в крипту. Небольшая пещерная церковь хранит огромную икону Богородицы. Здесь поем краткий молебен и вспоминаем знакомых отцов Герасимов.
Наиболее часто встречающийся здесь иконописный сюжет, — это преподобный Герасим и лев. Из жития этого святого известно, что у него в монастыре жил лев и поэтому, повсюду встречаются статуи льва. Самая большая при входе, выполненная из бронзы. Слышим Алешино: «На фейсбук!» и встаем фотографироваться со львом. Едим финики, которых тут изобилие, и едем дальше. После пальмовой рощи снова попадаем в пустыню, дорога ведет по приграничным территориям – вдоль дороги колючая проволока и таблички «Внимание мины!». Впереди видны купола храмов на Иорданской территории. Граница проходит прямо по реке. Справа, совсем недалеко от Иордана Иорданский монастырь. В этой обители жил старец Зосима, который составил житие преподобной Марии Египетской. В этих местах он и встретился с великой подвижницей. Долгие годы Иорданский монастырь был закрыт из-за своей близости к границе, но теперь минное поле вокруг монастыря снято и над стенами поднят флаг Иерусалимского Патриарха. На обратном пути мы посетили древнюю обитель, но двери оказались закрытыми, и по царящему вокруг запустению стало понятно, что здесь пока еще никто не живет.
Вот и священная Река. На пустынной площадке перед ступеньками, ведущими к реке, скучают трое солдат-пограничников. Безлюдно и пусто. Спрашиваем разрешения подойти к границе. Солдаты объясняют нам, что переплывать на другой берег нельзя, мы одобрительно киваем. Нас очень радует отсутствие зевак, и мы спешим вниз по ступеням. На самом берегу, перед сходом к воде обнаруживаем сплетенную из пальмовых ветвей арку, — несколько дней назад здесь было великое освящение воды. Пытаюсь рассказать, как Иерусалимский Патриарх освящает здесь воду, но ребятам, похоже, не интересны подробности – уже раздеваются.
Перед самым купанием Дима обнаруживает, что забыл рубаху, специально приготовленную для Иордана. Я, честно говоря, то же без рубашки. Тут наступает звездный час Алексея!: он достает пакет с белыми рубахами, на которых большими буквами написано «WEITZ». Это его именные рубахи, и мы облачаемся в «Вайцевские» рубахи для погружения в священную реку. Подходим по трое, я торжественно читаю тропарь Богоявлению. Течение быстрое, вода холодная, и сначала нырять неохота, но после первого окунания нас охватывает радость, и выходить из воды не хочется. Переодеваемся, в это время сверху спускается масса народа. Слава Богу! Мы успели искупаться в тишине! На противоположной стороне, там, где Иорданская территория (а река здесь узенькая, метров пять в ширину), тоже начинается движение – приехали богомольцы. Мы посвежевшие и довольные фотографируемся на фоне таблички «Осторожно мины!» Подходит солдат и спрашивает: знаем ли мы что здесь? Мы говорим, что, наверное, здесь мины, и мы туда не пойдем. Этот ответ удовлетворяет пограничника, и он возвращается к сослуживцам. На сегодня планы посещений выполнены, и мы едем обратно в Иерусалим, но по пути возникает Мертвое море, и нам очень интересно на него посмотреть.

Мертвое море

Мертвое море – место, почитаемое европейскими туристами, как лечебный курорт – то тут, то там виднеются благоустроенные пляжи и маленькие магазинчики. С этим морем связан библейский сюжет: в южной части моря находились нечестивые города Содом и Гоморра, жители которых были наказаны Богом и сожжены серным дождем(20). Теперь эти города затоплены, а их жители называются «содомитами»…
После явления в мир Господа Иисуса Христа в безжизненных окрестностях этого моря стали искать безмолвия святые подвижники. Однажды, преподобный Савва Освященный, устроивший здесь пустынную обитель, шел по берегу, оступился и упал в расщелину с серой, с тех пор на его лице появился ожог, и до сих пор на его нетленных мощах видны следы этого несчастного случая (21). Сегодня ничего страшного на море мы не увидели, кроме предупреждающих табличек: воду из моря ни в коем случае нельзя пить – это опасно для жизни! Однако, соль этого моря используют наружно для лечения различных заболеваний.

Лавра Георгия Хозивита

Вечереет и у нас остается совсем немного времени на посещение еще одной обители. Возвращаясь по трассе № 1 в Иерусалим, сворачиваем вправо по указателю «Wadi Kelt», совсем рядом с Иерихоном в пустыне находится еще одна великая пустынная обитель – лавра преподобного Георгия Хозевита. Ориентиром является небольшая арка с крестиком сверху. Здесь мы не без опасения оставляем машину под честное слово группы бедуинов. Они в пустыне хозяева и встречаются везде, где есть паломники. Живут они крайне бедно, до сих пор их жилище – шалаш, а основное средство передвижения по пустыне у них ослик или верблюд. Нам предстоит спускаться в ущелье, и бедуины предлагают услуги ослика. Мы отказываемся. В ущелье ведет узкая асфальтовая дорожка. После первого поворота, взору открывается грандиозный вид: в глубоком скалистом ущелье среди безжизненной пустыни, чудом ютится монашеская обитель. Это целый городок висящий на отвесных скалах. Ущелье вымыто древним потоком, от которого остался едва заметный ручей. На дне ущелья оазис: растут лимонные деревья, несколько пальм, эвкалипты, заливаются щебетом птицы. Мы поднимаемся немного на противоположную стену каньона и подходим к воротам монастыря, но нас ждет разочарование – надпись на табличке гласит, что монастырь открыт для посещений с 9-и до 13-и часов. Мы рассматриваем часовню, несколько монашеских могил. Нужно возвращаться, предстоит долгий подъем наверх. Место действует завораживающе. Кажется, сам воздух здесь пропитан молитвой. Величественная обитель, где, безусловно, живут настоящие аскеты, оставляет сильное впечатление.
Наши бедуины встречают нас наверху. Им интересно, не жалеем ли мы о том, что отказались от ослика, но жары нет, и мы чувствуем себя прекрасно. Бедуины навязчиво просят купить у них что ни будь. С трудом расстаемся с новыми друзьями.

Дэн

Итак, мы на Святой земле. Планов громадье, но времени очень мало, нам хочется посетить как можно больше святых мест, связанных с земной жизнью Спасителя. Денис уже не первый раз посещает Святую землю и ему не интересно ездить – сегодня он остался в Старом городе, у Гроба Господня. Из нас всех, он самый терпеливый. За всю дорогу я не услышал от него ни одного слова жалобы или замечания. Он благодушно претерпевает возникающие споры и неудобства в пути. Но сегодня мы путешествовали без него и, честно говоря, нам не хватало нашего брата. Вечером мы делились впечатлениями о том, как прошел день, где кто побывал. Выясняется, что наш брат угодил в полицейский участок. Дело в том, что его внешний вид показался подозрительным, и его попросили пройти «куда надо» для выяснения. На нашем Дэне был одет платок, который оказался деталью униформы каких-то Йеменских партизан. Наверняка, все обошлось бы коротким диалогом, но не таков наш герой – русский паломник так просто не сдается. Слава Богу, все обошлось. Решено – брата нужно поддержать, – на следующий день уже трое из нас шли в «подозрительных платках» на шеях! Снова встретились вчерашние блюстители порядка и общественной безопасности, «знакомые» поприветствовали друг друга и прошли мимо.

Гефсимания. Елеон

Гефсимания, – это местность, располагающаяся на живописном склоне напротив Старого города. Эти места – свидетели Евангелия и связаны с трагическими событиями последних дней земной жизни Спасителя, здесь сохраняются места, где Господь молился на камне «о чаше», где он был предан Иудой и взят под стражу(22).  Здесь же находится гробница Богородицы и русский женский монастырь. Наш путь в Гефсиманию проходит через Львиные ворота. Не доходя ворот, по левой стороне улицы посещаем несколько святынь. Первой встречается темница, в которой Христос томился в ожидании суда и приговора. Теперь здесь греческий православный монастырь, и вход в темницу находится внутри храма. Место это печальное. Проходя узким коридором с низким потолком, представляешь, как скорбно было здесь Божественному Узнику: те, кого пришел Он спасти, держали Его здесь, готовя к смерти… В тесной камере с низким потолком небольшая каменная лавка с отверстиями для ног, на стенах места крепления цепей. Еще глубже находится просторная пещерная камера для общего содержания узников. Следующее святое место на этой улице – дом Иоакима и Анны – место рождества Богородицы. Тут тоже маленький греческий монастырь, соседствующий с большим католическим. В храме встретили большую группу православных паломников из России. Наши соотечественницы путешествующие по святым местам без священника выглядели, как овцы без пастыря. Я попросил позволения облачиться в алтаре и отслужить для них молебен. Русское пение согрело душу всем нам. В притворе храма вход в подвальные помещения, оставшиеся от дома, где родилась Святая Дева. Нам выдали ключи, и мы побывали там.
Идя по узкой улице, приближаемся к Львиным воротам. Через эти ворота был выведен святой первомученик Стефан на казнь. Для того чтобы попасть к гробнице Богородицы, необходимо выйти из ворот и спуститься вниз к пешеходному переходу через автомобильную дорогу. Перед нами открывается панорама Гефсимании: слева комплекс монастырских построек вокруг гробницы Божьей Матери, справа греческая церковь святого Стефана. Во дворе церкви святого Стефана, направо и вниз от входа находится вход в помещение, сооруженное над скалой, где стоял святой первомученик во время казни . Мы молились на этом месте.
В гробницу Богородицы ведет широкая лестница из сорока ступеней, мы спустились по ней и оказались во, внушительных размеров подземном храме. Здесь находится гробница и чудотворная икона Богородицы «Иерусалимская». Каждое утро, в начале седьмого по местному времени в этом храме совершается литургия. Место это благодатное и тихое, приложившись к святыням, мы посидели здесь в тишине, перебирая четки.
Далее дорога ведет нас в гору к русскому женскому монастырю. Будьте бдительны – местные продавцы сувениров на ходу придумывают «заоблачные» цены для неискушенных паломников. В русском монастыре покоятся мощи святых преподобномучениц княгини Елисаветы и инокини Варвары, ставших невинными жертвами большевистского террора. Рядом с ракой мощей святой Елисаветы два небольших киота с вещами, собранными на месте гибели ее мужа князя Сергия, и личные вещи княгини, найденные на ее теле после злодейской расправы: платочек, крестик и иконки на цепочке. В русской церкви подали записки о близких.
Теперь мы хотим посетить Елеонскую гору – место Вознесения Господа и еще один русский монастырь. Елеонский женский монастырь – одна из крупнейших русских обителей, она располагается на господствующей высоте над Иерусалимом, ее колокольня является самой высокой постройкой и видна со всех сторон. За свою высоту и стройную форму, колокольня Елеонского монастыря называется «Русской свечей». Стоит обитель на горе на которой совершилось Вознесение: «И вывел их вон до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их. И когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо …»(23). В Елеонском монастыре мы поклонились месту, где стояла Пречистая Богородица, когда Господь вознесся. Здесь же малый храм, в котором показывают место обретения главы святого пророка и крестителя Иоанна. Небольшая ниша в мозаичном полу указывает на место обретения главы. Мы по очереди поклонились этому святому месту, молясь святому проповеднику покаяния(24) . Нужно сказать, что непосредственно само место вознесения почитается мусульманами. Мусульмане имеют небольшой двор рядом с монастырем, где над «стопой» Вознесшегося Господа сооружена каменная палатка. Но место это запущено и неухожено, видимо, религиозное почитание этого места у мусульман отсутствует, и они просто берут с паломников несколько шекелей за вход.
С вершины Елеона открывается чудесный вид на панораму Иерусалима. Здесь все делают фотоснимки на память. Мы спускаемся по крутой дороге вниз, перед нами вид на Стены Иерусалима, как вдруг, из города доносится звук удара в большой колокол, затем еще и еще, и весь город заливает колокольный звон. Сегодня вечер субботнего дня – завтра воскресение, и, погружаясь в колокольный звон, мы возвращаемся в Святой город. Этой ночью в Храме Святого Гроба мы будем причащаться.

Ночная литургия. Исповедь. Причастие

Сегодня мы не выезжали из города, этот день мы посвятили святыням Иерусалима и его окрестностей. Наступил очень важный вечер – сегодня мы готовимся к исповеди и причастию.
Последование ко причащению мы вычитали все вместе перед ночной службой. Паломникам будет важно знать, что греки не разрешают приезжим священникам исповедовать на службе, поэтому паломники обычно ходят на вечернее богослужение в Русскую миссию и там исповедуются. Мы исповедовались, укрывшись в одном из пределов храма, и нас никто не потревожил. При этом Дэн стоял на страже, пообещав, что если кто-то придет, то он начнет громко петь «Отче наш», чем меня очень развеселил.
Приезжее духовенство приходит в храм пораньше и ждет ризничего монаха в алтаре Кафоликона. Ризничий выдает облачение, предварительно проверив у каждого документы: каждый священник должен получить письменное разрешение на служение у секретаря Иерусалимского Патриарха. Должность секретаря сейчас занимает епископ Аристарх – уважаемый всеми старец, добрый и внимательный архиерей. Я получил облачение, облачился и занял свое место в алтаре. Было приятно встретить здесь знакомых священнослужителей из России. Когда закончилась краткая утреня, духовенство отправилось в Кувуклию Гроба Господня на литургию. Здесь мы приобщились Святых Таин. Было радостно и приятно помолиться с братьями-монахами, – греческий иеродиакон-святогробец служил с таким благоговением, что казалось, вот-вот «растворится в Боге».
«Плиз! Плиз!»(25) – поторапливал архиерей приезжее духовенство – причастников много, и служба затягивается. После литургии мы выпили традиционный стаканчик кофе в ризнице. Тут смотритель Гроба – митрополит Дорофей угощает богомольцев и дает благословение. С благоговением и благодарностью целуем руку святителю и отправляемся отдыхать. Уходить не хочется, но завтра новый день, и нам предстоит побывать в Вифлееме.

Via dolorosa — «Скорбный путь». Дима

После проделанного долгого пути, массы эмоций, компания наша значительно измоталась, все утомлены, хочется выспаться. В связи с этим у нас возникло замешательство: с одной стороны хочется отдохнуть, с другой – спать, когда совсем рядом совершается на Гробе Господнем ночная служба, совестно. Осталось совсем немного и путешествие наше подойдет к концу. Жалко тратить время в Святой земле на сон. Договариваемся, что те, кто в силах, идут на ночную службу, другие отдыхают перед подвигом следующего дня. С большим трудом встаю в 22-45 по местному времени. Жалко будить Анзора, он взял на себя труд водителя и не дает сменять себя – спасается. Пусть выспится. Захожу к соседям – все спят. Не хочется тревожить усталых путников. Стучусь в следующую комнату, а Дима уже одет: «ну пошли что ли?». Редкая возможность пообщаться по душам. Идем по улице к Старому городу, расспрашиваю о взаимоотношениях в клубе, о состоянии души. Внимательно слушаю старшего брата по мотоклубу, «мотаю на ус», вникаю в его переживания. Дима искренний человек, он не может быть равнодушен к тому, что происходит сейчас на родине, в далеком географически, но близком сердцу Севастополе. Обходим город от Дамасских ворот, подходим к Львиным. Сама собой умолкает беседа, перед нами древние двери – левая створка сползла с петли и стоит на земле. Посмотрели, потрогали. Прошли под аркой Львиных ворот. Мы в самом начале Скорбного пути. Подходим к отметке № 1. Притория Пилата. Здесь был суд над Господом, здесь его избивали римские солдаты(26)  – волнуюсь, достаю маленькое карманное Евангелие. В свете тусклого уличного фонаря очень плохо видно текст. Открываю от Луки – знакомые наизусть Божественные слова. «…Услышим святаго Евангелия. Мир всем!». На пустой улице, покрытой крупными отшлифованными столетиями плитами, стоим только мы вдвоем. Двое паломников из далекой страны — я, в подряснике с книжечкой и Димка в мото-куртке и джинсах. Начинаю чтение: «…И сказал Господь: Симон! Симон! Се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу; Но я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих…»(27). Прочитали о гефсиманской молитве на камне, о том, как Иисус просил «да минует меня чаша сия», как спали, ничего еще не понимающие ученики, и как Он просил пободрствовать с Ним, как падал кровавый пот на камень. Прочли о предательстве Иуды и о том, как Петр, выхватив нож, бросился защищать Учителя и был остановлен(28). Идем дальше. Совсем рядом остановка № 2. здесь на Господа возложили Крест, и Он пошел по направлению к Судным вратам, Снова достаю Евангелие: «…Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра; и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды. И вышед вон, плакал горько… »(29) на последних словах подкатывает комок к горлу. Димка молчит, склонив голову. Все это было здесь. Молча идем дальше. Подглядываю в карту города – ночью можно перепутать поворот. В полумраке находим следующую остановку – здесь, по преданию, Христос упал под тяжестью Креста, и некая Вероника бросилась к Нему, чтобы вытереть Его лицо от заливающей глаза крови и пота. В награду за свою любовь она получает отпечаток Божественного Лика на окровавленном полотне. В переулке совсем темно – брат мой достает телефон и светит экранчиком: «…Пилат снова возвысил голос, желая отпустить Иисуса. Но они кричали: распни, распни Его!..(30)  и наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели»(31). Следующая остановка. На этом месте Господь упал, после избиений не в силах нести Крест дальше. И некоего Симона заставили помогать нести Ему Крест(32). Дальше по карте прошли еще несколько остановок, читая Евангелия. Дошли до русского Александровского подворья, у дверей, ведущих к порогу Судных врат остановились, — это предпоследняя остановка, – последняя на Голгофе. Проходя из города Судными вратами, осужденный уже не мог быть оправдан. Безусловно, переступая этот порог, Господь наш испытывал невыносимую скорбь. Тут, у этого порога снова открыли Святое Евангелие: «Вели с Ним на смерть и двух злодеев. И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! Прости им, ибо не знают, что делают… один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же напротив унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда придешь во Царствии Твоем! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю…»(33).  Вдруг, и я, и спутник мой Дима вспомнили нашу беседу у камина в Сергиевом Посаде. Я едва дочитал до точки, закрыл книгу и пошел дальше, чтобы скрыть навернувшиеся слезы, и чтобы брат мой — Димка не искал возможности скрывать свои… Перед нами вход во двор Храма Воскресения, ярко освященный огнями фонарей: «Тогда некто, именем Иосиф… пришел к Пилату и просил Тела Иисусова; и сняв Его, обвил плащаницею и положил Его в гробе, высеченном в скале, где еще никто не был положен. День тот был пятница, и наступала суббота»(34). Идем дальше по залитой светом площади ко входу в храм. Прямо при входе колонна, из которой в посрамление еретиков и в утверждение православной веры в одну из Пасхальных ночей вышел Благодатный огонь. Колонна расколота и опалена. Встали у колонны. Впереди в полумраке храма, освещаемый старинными лампадами, камень помазания. Из глубины храма бьет в лицо густой запах чудесного благовонного мирра и ладана: «Последовали также и женщины… возвратившись же приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди. В первый же день недели, очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они ко гробу, и вместе с ними некоторые другие. Но нашли камень отваленным от гроба. И вошедши не нашли Тела Господа Иисуса. Когда же недоумевали они о сем, вдруг предстали пред ними два мужа в одеждах блистающих. И когда они были в страхе и наклонили лица свои к земле, — сказали им: что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес!.. »(35). Из Кафоликона(36)  доносились звуки греческой утрени – братья-святогробцы славили Воскресшего Христа. Приближалась Литургия. Дежурный монах, увидев нас, показал нам на вход в Гроб Господень, мы прошли. Перед нами открылось таинство Проскомидии(37) : внутри пещеры, стоя на коленях перед Гробом Господа, священник-грек поминал частицы за живых и усопших. В свете лампад, мы опустились на колени рядом и поминали всех своих близких и далеких: и тех, кто остался спать в гостинице и тех, кто остался далеко в России…

Последний день. А в Москве -30!

Мы еще не знаем, что нас ждет впереди. Домой мы вернемся другими. Для меня время разделилось на «до» и «после» этой поездки. Посещение Земли, на которой прозвучало Евангелие, оставило глубокий эмоциональный отпечаток. Сегодня последний день нашего паломничества и завтра утром мы летим обратно на Родину.

«Скучаю по нашей банде и приключениям!»

Два дня прошло со дня нашего возвращения. Еще состояние духовного восторга. По опыту знаю, что это благодатное состояние коротко и его легко потерять. Хочется поделиться впечатлениями, пока они свежи в памяти. Смотрю фотографии. Некоорые прислал Анзор, много еще у Ромы и Алексея – они брали фотоаппараты. Как же все-таки здорово, что такая разношерстная компания собралась в это паломничество! Ведь каждого из нас там ждал Христос: Диму в Гефсимании, у гробницы Богородицы, Дэна – на Гробе Господнем, Алексея — на Иордане. Так же и Романа, и Анзора, и меня — каждого по отдельности где-то ожидала тайная встреча с Богом, но все мы встретились с Ним снова — вместе на ночной литургии, причащаясь из общей Чаши Святых Христовых Таин. И это Таинство сделало нас крепче и роднее, терпеливее и духовно богаче. Обратно мы ехали, зная, что, по слову апостола Павла: «нас ничто не разлучит от любви Божией!»
Сижу в келье, рассматриваю карту Святой земли, вспоминаю братьев, как делили мы тяготы и радости пути, вдруг, слышу – СМС сообщение. СМСка от Димы: «Скучаю по… нашей банде и приключениям!» – расплываюсь в улыбке. Господи, благодарю Тебя за то, что послал мне таких братьев – благоразумных разбойников – с большим сердцем и верой в Твою Правду!

1600998_10201210991508732_526370759_n

Вместо заключения

Всегда ощущалась сила, которая, как магнит притягивала сердца молодых людей в величайшую русскую обитель – Троице-Сергиеву Лавру. Посещая ее, или просто проезжая мимо по «Ярославке» на мотоцикле, каждый задумывался о чем-то важном, надмирном. Многие «Ночные волки» теперь вспоминают, что всегда переживали душой, когда великая Лавра Сергиева появлялась на пути, и в визорах мотошлемов байкеров отражались яркие купола множества прекрасных соборов обители, ее колокольня. «Да все, как-то не до того было» – говорят некоторые из них. Шло время, и промыслительно так сложилось, что зародилось знакомство у мотобратии с братией обители. И было бы, как всегда – не скоро, а получилось, как в сказке: открылись врата чудесной обители, открылись сразу, полностью, и через эти врата открылся преподобный Сергий. Скажем так: кто ждал этого откровения – тот понял. Богослужебная жизнь, с пением и колокольным звоном, молитвой и исповедью, благословением и дружбой во Христе стала входить в жизнь повседневную. Сегодня в Сергиевом Посаде открыто отделение Ночных волков, которое за время своего существования подросло и колесит по родным дорогам, радостным и скорбным, с молитвой на устах, неся братьям подтверждение той мысли, что «дорог много, а путь один».

1653626_10201211006229100_1302072504_n

(1) Преподобный Сергий Радонежский родился в 1314 году.

(2) Житие преподобного и богоносного отца нашего Сергия и похвальное ему слово. ТСЛ., 2005

(3) Главный израильский аэропорт. Находится в 14 км от Тель-Авива, недалеко от города Лод (Лидда).

(4) Деян. 7:58

(5) Деян. 9:40.

(6) Лука 23:61-62.

(7) Из службы на праздник Преображения.

(8) Матфей 14:25-33.

(9) Лука 24:41-43, Иоанн 20:1-14.

(10) Марк 2:1-12, Матфей 9:1-8.

(11) Матфей 12:9-14.

(12) Марк 1:29-31.

(13) Матфей 4:1-7:29.

(14) Лука 9:11-17.

(15) Иоанн 2:1-11.

(16) Лука 1:26-28

(17) Матфей 2:1-6.

(18) Марк 1:4-11, Матфей 3:13-17.

(19) Привет! (англ.).

(20) Бытие 19:4-28.

(21) Житие преподобного Саввы, писанное Кириллом Скифопольским. Гл. 22.

(22) Лука 22: 39-54.

(23) Лука 24:50-51.

(24) Матфей 3:2.

(25) «Пожалуйста! Пожалуйста!» (англ).

(26) Иоанн 19:1.

(27) Лука 22:31-32.

(28) Лука 22: 39-54.

(29) Лука 23:61-62.

(30) Лука 23:20-21.

(31) Иоанн 19:16.

(32) Марк 15:21.

(33) Лука 23:32-43

(34) Лука 23:50-54.

(35) Лука 23:55-24:1-6.

(36) Кафоликон – центральный придел храма Воскресения.

(37)  Первая часть Литургии, совершаемая в жертвеннике, за которой поминаются живые и усопшие.